<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

САМОУБИЙЦЫ
гангстерская комедия

Совершив удачное ограбление инкассаторов, двое грабителей и представить не могли, что опасность подстерегает их не со стороны полиции, а в лице двух отчаявшихся неудачников…

Ольга Степнова. Самоубийцы

Действующие лица:

МАША

АРКАДИЙ

ЛИНДА

ТОМ

 

ОБЪЕКТЫ.

Мост – на авансцене, отбитой светом, стоит легкое ограждение.

Комната при этом ЗТМ.

Когда действие переносится в комнату, при ЗТМ ограждение просто уносят.

I. МОСТ

Маша стоит возле ограждения, наконец, решившись, перелезает через него – стоит на краю пропасти.

Маша не решается спрыгнуть вниз, хотя намерения её очевидны.

К ограждению подходит Аркадий.

Медленно перелезает его, становится рядом с Машей.

АРКАДИЙ. Давайте на счёт «три». Раз, два…

МАША. Подождите! Не надо…

АРКАДИЙ. Что? Передумали?

МАША. Нет. Просто вы не имеете права делать это вместе со мной.

АРКАДИЙ. Почему?

МАША. Потому что это моё личное дело!

АРКАДИЙ. И моё. Просто одному на такое решиться трудно, а вместе… Гораздо проще. Я снова считаю – раз, два…

МАША. Замолчите! Я… Я сама буду считать. Раз, два…

АРКАДИЙ. Подождите…

МАША. Что… Вы что-то хотите сказать напоследок?

АРКАДИЙ. Да… Если можно… Последнее слово.

МАША. Говорите. Только быстрее, у меня кружится голова.

АРКАДИЙ. Я просто подумал…

МАША. Ну? Что вы тянете! Говорите быстрее!

АРКАДИЙ. Я подумал – а вдруг на счёт "три" я прыгну, а вы нет?

Маша в ужасе смотрит на Аркадия.

МАША. Как вы могли про меня такое подумать? Как?!

АРКАДИЙ. Не знаю… Вот, пришло в голову… Когда вы сказали "два"…

МАША. Ладно, считайте вы. Может быть, тогда в вашу голову ничего не придёт.

АРКАДИЙ. Спасибо.

МАША. Не за что.

АРКАДИЙ. Нет, правда, спасибо за доверие.

МАША. Да считайте уже, у меня голова кружится!

АРКАДИЙ. Раз, два…

МАША. Стойте!

АРКАДИЙ. Вы хотите что-то сказать?

МАША. Да. Я вдруг подумала… вдруг подумала…

АРКАДИЙ. Что вы подумали?

МАША. А вдруг на счёт "три" я прыгну, а вы нет?

АРКАДИЙ. Чёрт… Я так и знал, что вы это подумаете.

МАША. А я предупреждала, что самоубийство – это очень интимное дело!

АРКАДИЙ. Вы правы… Сводить счёты с жизнью лучше в одиночку.

МАША. Что же теперь делать?

АРКАДИЙ. Я могу уйти.

МАША. Почему вы?

АРКАДИЙ. Потому что вы уже были здесь, когда я пришёл.

Аркадий перелезает через ограждение, оставляя Машу над пропастью одну.

МАША. И что? Вы просто так уйдёте?

АРКАДИЙ. Конечно. Я как честный человек обязан уступить вам. Прощайте.

МАША. Да вы… Вы убийца!

АРКАДИЙ. Что вы сказали?

МАША. Вы убийца! Да, вы убийца!

АРКАДИЙ. Но почему?

МАША. И вы ещё спрашиваете? Я, доведённая до отчаяния, выбираю день, час, место и способ свести счёты с жизнью, собираюсь с духом, и тут появляетесь вы со своим "раз, два, три"! Как будто я солдат на плацу, которому нужно шагать в ногу с такими же солдатами! Вы сбиваете мой настрой, а сами уходите! Сейчас вы напьётесь и завалитесь спать, а я… я… Ах!

Маша теряет равновесие, наклоняется вперёд, едва не падает.

Аркадий бросается к ней, протянув руки, хватает Машу через ограждение, притягивает к себе. Некоторое время они стоят, обнявшись, их разделяет ограждение.

МАША. Отпустите меня.

АРКАДИЙ. Не могу.

МАША. Отпустите, пожалуйста. Я беру обратно свои слова, что вы убийца. Извините, что я так сказала…

АРКАДИЙ. Я, правда, не могу. У меня нервный спазм.

МАША. Что?

АРКАДИЙ. Такое от испуга бывает. Я не могу разжать пальцы.

МАША. И что же делать?

АРКАДИЙ. У вас телефон есть?

МАША. Да.

АРКАДИЙ. Позвоните в "Скорую". Они приедут и сделают мне успокаивающий укол.

Маша достаёт из кармана телефон, замирает.

МАША. Вы сейчас серьёзно про "Скорую"?

АРКАДИЙ. Абсолютно.

МАША. И вас не волнует, как это будет выглядеть?

АРКАДИЙ. Что?

МАША. Как – что?! Два взрослых человека стоят на мосту, обнявшись, один по ту сторону ограждения, другой – по эту, – и им нужно сделать успокаивающий укол!

АРКАДИЙ. Укол нужен только мне, чтобы расцепить руки.

МАША. Я не буду вызывать "Скорую".

АРКАДИЙ. Как хотите. Тогда придётся подождать, пока спазм пройдёт.

МАША. И сколько нужно ждать?

АРКАДИЙ. Не знаю…

МАША. Это ужасно.

АРКАДИЙ. Согласен.

МАША. Мы похожи на двух влюблённых идиотов.

АРКАДИЙ. Вы так думаете?

МАША. Конечно. Люди смотрят из машин и думают – он ей изменил, она решила спрыгнуть с моста, но он её схватил и клянётся, что он больше так не будет.

АРКАДИЙ. Чего не будет?

МАША. Изменять не будет!

АРКАДИЙ. Вам?

МАША. Да не мне! А той дуре, которая решила спрыгнуть с моста! Боже мой, я запуталась…

АРКАДИЙ. А давайте, чтобы люди так не думали, вы перелезете сюда, ко мне.

Маша молча смотрит на Аркадия.

АРКАДИЙ. Ну пожалуйста… А то кто-нибудь вызовет полицию и спасателей.

МАША. Вы знаете, сколько сил мне стоило оказаться здесь?

АРКАДИЙ. Знаю.

МАША. Нет, не знаете. Вы с такой лёгкостью прыгаете туда-сюда, что вам не понять – есть люди, которые отсюда не возвращаются. Они принимают решение один раз. И не изменяют его.

АРКАДИЙ. И всё-таки измените своё решение, пожалуйста. Ради меня. Я очень замёрз.

МАША. Бедненький!

АРКАДИЙ. Вот не надо сарказма. Даже самоубийца может бояться простуды или воспаления лёгких. Одно дело умереть сразу, другое – мучиться и тратиться на лекарства. Если вы сюда перелезете, спазм пройдёт быстрее, и я уйду.

МАША. Это всё отвратительно.

АРКАДИЙ. Согласен.

МАША. Вы грубо вмешиваетесь в мою жизнь.

АРКАДИЙ. Обещаю больше не делать этого. Лезьте сюда.

МАША. Нет!

АРКАДИЙ. Извините, но тогда я вас…

Аркадий подхватывает Машу, пытается перетащить через ограждение.

Маша брыкается, пытается укусить Аркадия за руку.

МАША. Помогите!

Аркадий перетаскивает Машу через ограждение, разжимает руки, отпускает её.

АРКАДИЙ. (трёт укушенную руку) Тяжёлая. Центнера два, наверное, не меньше.

МАША. Что?! Вы с ума сошли?

АРКАДИЙ. Простите, дурацкая шутка. Вы легкая как пушинка, только кусаетесь очень больно.

МАША. И где же ваш спазм?

АРКАДИЙ. Прошел. Внезапно.

МАША. Знаете что, уходите!

АРКАДИЙ. Простите меня за все! Я сам не знаю, что делаю.

МАША. Уйдите, пожалуйста. Мне противно на вас смотреть!

АРКАДИЙ. А давайте напьёмся вместе.

МАША. Я не пью.

АРКАДИЙ. Я, если честно, тоже. Меня от алкоголя тянет на подвиги, и я могу сделать что-нибудь из ряда вон выходящее.

МАША. Мне нет до вас никакого дела! Уйдите! Пошёл вон отсюда!!!

АРКАДИЙ. Не ори на меня! Сама бы уже сто раз ушла, если б хотела!

МАША. Что?!

Замирают, глядя друг на друга.

АРКАДИЙ. Если разбавить водку шампанским, все проблемы как рукой снимет. Я обещаю…

ЗТМ.

 

II. КОМНАТА

В комнате шкаф, диван (или кресло).

На окне – плотные портьеры.

Рядом со шкафом висят настенные часы.(или картина)

Направо – дверь на кухню, налево – дверь в спальню, прямо – дверь в ванную.

В центре комнаты стоит большой обеденный стол, накрытый скатертью, и стулья.

В комнату входят Аркадий и Маша.

Аркадий ставит на стол бутылку водки.

Маша – бутылку шампанского.

АРКАДИЙ. Я сейчас. (уходит на кухню)

Маша оглядывает комнату.

Возвращается Аркадий с двумя стаканами.

Ставит их на стол, открывает бутылку водки.

МАША. По-моему, мы затеваем какое-то свинство.

Аркадий разливает водку по стаканам.

АРКАДИЙ. Свинство мы затевали, когда собирались прыгать с моста. А сейчас – так… маленькое безобразие. Отойди, пожалуйста, я шампанское открывать буду.

Маша отходит, прикрывает руками голову.

Аркадий открывает бутылку мастерски – бесшумно.

МАША. Да ты мастер! (показывает на стакан) А какие пропорции должны быть?

Аркадий льёт шампанское в водку.

АРКАДИЙ. Э-э-э… Произвольные. На глаз.

МАША. Тогда мне шампанского побольше, пожалуйста.

АРКАДИЙ. Пожалуйста. Желание дамы – закон. (льёт шампанское) Закуска! Я совершенно забыл про закуску.

МАША. У меня есть шоколадка.

Маша достаёт из сумки (кармана) плитку шоколада, кладёт на стол.

Аркадий разворачивает её, ломает шоколад.

Поднимают стаканы.

МАША. Давайте, не чокаясь.

АРКАДИЙ. Почему?

МАША. Потому что то, что мы сейчас делаем – это то же самое, что броситься вниз с моста.

АРКАДИЙ. Не согласен. Вернее, согласен, но сейчас мы прыгаем на тарзанке. И есть шанс, что она не порвётся. Чин-чин!

МАША. (ставит стакан) Нет, я не могу. Я не переношу даже запах алкоголя.

АРКАДИЙ. Это не алкоголь, это лекарство. (берёт стакан, протягивает Маше) Давайте вместе на счёт "три"… Раз, два…

МАША. (берёт стакан) Опять?!

АРКАДИЙ. Что – опять?

МАША. Опять это твоё "раз, два три"! Слышать уже не могу!

АРКАДИЙ. Ну, извини. Давай просто чокнемся и выпьем, как все нормальные люди.

Чокаются.

Собираются выпить.

МАША. Подожди. Я не могу пить с незнакомым человеком.

АРКАДИЙ. Как? А что же делать?

МАША. Познакомиться.

АРКАДИЙ. (хлопает себя по лбу) Точно! (протягивает руку) Аркадий.

МАША. Маша.

Жмут руки, снова чокаются.

Собираются выпить.

МАША. Стоп.

АРКАДИЙ. Что ещё?

МАША. А вдруг ты не Аркадий?

АРКАДИЙ. Я могу показать паспорт. (сует руку в нагрудный карман)

МАША. Не надо! Я не в этом смысле!

АРКАДИЙ. А в каком?

МАША. Имя ничего не говорит о человеке. Совсем ничего.

АРКАДИЙ. Ты права. Пока мы не назюзюкались в стельку… надо узнать друг о друге побольше. Значит, так… Мне тридцать пять лет, я врач-педиатр, разведён, детей нет, не пью, не курю, не привлекался, с жилплощадью проблем нет, вернее, я её снимаю… на длительный срок.

МАША. Я не в этом смысле сказала «узнать побольше».

АРКАДИЙ. А в каком?

МАША. Почему ты решил покончить с собой?

АРКАДИЙ. Я?!

МАША. Да, ты! Почему ты встал рядом со мной и начал считать до трёх?!

АРКАДИЙ. Просто… увидел красивую девушку. Решил познакомиться.

МАША. (возмущённо) Ты серьёзно?! Бессовестный!

АРКАДИЙ. Да пошутил я, пошутил, чего ты так завелась?! Я взял в банке огромный кредит. А отдавать нечем.

МАША. Да уж… Уважительная причина. А зачем тебе столько денег?

АРКАДИЙ. Жена захотела открыть свой бизнес. Говорила, что он окупится за полгода. Я поверил.

МАША. Дурак.

АРКАДИЙ. Я очень её любил. Потом она от меня ушла, а долги остались на мне. Два раза меня до полусмерти избивали коллекторы. Третьего раза я не хочу.

МАША. Да-а, зря ты не прыгнул.

АРКАДИЙ. Что уж теперь… (после паузы) Теперь твоя очередь снимать маску.

МАША. Маша, двадцать два года, студентка финансовой академии, не пью, не курю, живу с папой…

АРКАДИЙ. Нет уж, давай про мост. Что стало последней каплей?

МАША. Э…э… Ну-у…

АРКАДИЙ. Я так и знал! Ты ничего не расскажешь.

МАША. Расскажу! Только сначала… выпью.

Чокаются.

Пьют.

Маша стоит, зажмурившись, не дышит.

АРКАДИЙ. Жива?

Маша кивает.

АРКАДИЙ. У тебя есть пять минут, чтобы рассказать мне, почему ты решила прыгнуть с моста.

МАША. Почему всего пять?

АРКАДИЙ. Потому что потом ты вырубишься. Это я тебе как педиатр говорю.

МАША. (опьянев) Я… Взяла кредит в банке…

АРКАДИЙ. Стоп. Плагиат.

МАША. (шёпотом) Тогда нам нужно залезть под стол.

АРКАДИЙ. (шёпотом) Зачем?

МАША. Слишком большое пространство… Оно давит… Тайны нужно выдавать в закутке.

АРКАДИЙ. Кажется, тут грязный пол.

МАША. Ерунда.

Аркадий поднимает скатерть =со стороны зрительного зала = и закрепляет её на столе.

Лезут под стол.

Замирают, глядя друг на друга. Маша тянется губами к Аркадию, он сначала ошеломлен, но потом тоже тянется губами к Маше.

Целуются – сначала робко и неуверенно, потом всё более самозабвенно…

АРКАДИЙ. Что мы делаем?

МАША. Я не знала, что спиртное так на меня действует…

Маша снова впивается в Аркадия поцелуем.

АРКАДИЙ. Я тоже не знал. А-а… Я понял! Это уловка. Ты не хочешь говорить, почему захотела сброситься с моста.

МАША. А я разве ещё не сказала?

АРКАДИЙ. Нет. Сразу набросилась на меня.

МАША. Это ты на меня набросился! Слова не дал сказать.

АРКАДИЙ. У тебя осталась минута, чтобы всё мне рассказать.

МАША. А потом?

АРКАДИЙ. А потом я за себя не отвечаю. Начинаю отсчет – раз, два…

МАША. Меня бросил парень.

АРКАДИЙ. Да уж… Мог бы и сам догадаться. Стоило лезть под стол.

МАША. Стоило!

Снова целует Аркадия.

АРКАДИЙ. Хочешь отомстить ему с моей помощью?

МАША. Кому?

АРКАДИЙ. Своему парню.

МАША. Как? Он же всё равно не узнает об этом.

АРКАДИЙ. Ты сильно его любила?

МАША. Глупый вопрос.

АРКАДИЙ. Да, очень глупый.

МАША. А давай ещё выпьем…

АРКАДИЙ. Тебе понравилось?

МАША. Да, очень. Если бы я знала, то сразу купила бы водку с шампанским… А не пошла бы на этот дурацкий мост…

АРКАДИЙ. Чувствую себя растлителем малолетних. Ладно, попробуем выпить ещё…

Аркадий собирается вылезти из-под стола.

Маша хватает его за ногу.

МАША. Нет! Будем пить здесь.

АРКАДИЙ. Где – здесь?

МАША. Под столом!

АРКАДИЙ. Ты уверена?

МАША. Да. Здесь мы в домике. Здесь ничего не страшно. Здесь – никто не обидит. Здесь невероятно хорошо!

Аркадий смотрит на Машу с удивлением.

АРКАДИЙ. Ладно, уговорила.

Вылезает из-под стола, берёт обе бутылки, стаканы и шоколадку, залезает под стол.

МАША. Сумку, сумку мою тоже сюда давай! И подушку! Какой домик без вещей и уютной обстановки?

Аркадий берёт сумку, две подушки с дивана, снова залезает под стол.

Оба поудобнее устраиваются под столом на подушках.

АРКАДИЙ. Чёрт! А хорошая идея – пить в домике! Мне нравится.

МАША. У меня все идеи хорошие. Наливай.

Аркадий наливает в стаканы водку, потом шампанское.

МАША. Я, когда маленькая была, так мечтала под стол забраться. Ну, и забралась однажды, когда гости пришли – дядя Лёня и тётя Лена. Дядя Лёня мне тогда под стол кости стал кидать, думал, там собака. А я сидела под скатертью и подслушивала взрослые разговоры. Тётя Лена скатерть подняла и как заорёт… Ох, и влетело мне… Тогда ещё мама жива была…

АРКАДИЙ. Ну, и как они?

МАША. Кто?

АРКАДИЙ. Взрослые разговоры.

МАША. А-а… Чушь. Сначала про погоду, потом матершинные анекдоты, потом про Зойку из планового отдела – от мужа она родила или от начальника. Я-то думала, когда взрослые одни, они говорят о чём-нибудь важном…

АРКАДИЙ. А важное – это что, по-твоему?

МАША. А по-твоему?

АРКАДИЙ. Я первый спросил.

МАША. Детский сад! А ещё педиатр… Что, трудно уступить пьяной женщине?

АРКАДИЙ. Ладно, сдаюсь, пьяная женщина. Я бы с удовольствием подслушал под столом разговор, где взять деньги, чтобы на всё хватило.

МАША. Это потому, что тебя коллекторы бьют. А я бы про любовь послушала. Чистую, светлую, настоящую. Такую, чтобы одна… и на всю жизнь! (поднимает стакан) За любовь!

АРКАДИЙ. За деньги! Чтобы их всегда и на всё хватало!

Звонко чокаются, собираются выпить, но не успевают.

В комнату вваливаются Том и Линда.

Они в чёрных костюмах, на лицах маски.

Том держит в руках огромную сумку.

Слышны отдалённые звуки полицейских сирен.

Маша и Аркадий замирают под столом.

Том бросает сумку на пол, пинком отправляет её под стол.

Маша и Аркадий едва успевают отшатнуться.

Сумка вписывается между ними.

Том с пистолетом бросается к окну, смотрит на улицу.

Звук полицейских сирен удаляется.

Том задёргивает шторы.

Линда закрывает дверь на ключ.

Ключ прячет в карман.

ТОМ. Йес! У нас получилось, Линда! Мы их сделали!

ЛИНДА. Ты уверен, Том?

ТОМ. А ты разве не слышишь? (жестом иллюстрирует замолкающий вой полицейских сирен) Менты не заметили, как мы прыгнули в подворотню и забежали подъезд. Я же говорил, что нужно было снять квартиру именно в этом доме!

Линда стягивает маску, бросается Тому на шею.

ЛИНДА. Ты гений, Том! Ты всё рассчитал!

ТОМ. Ты тоже не промах, крошка. Протаранила инкассаторскую машину, словно всю жизнь воевала в горячих точках на танке. А потом отстреливалась как Терминатор.

Маша и Аркадий сидят под столом, округлив глаза, не дышат.

Том кидает пистолет на стол.

Маша и Аркадий вздрагивают.

Линда тоже кидает на стол пистолет.

Маша и Аркадий снова вздрагивают.

ЛИНДА. Потому что я люблю тебя, Том. И готова для тебя на всё.

ТОМ. Ладно, я в душ, а ты сваргань что-нибудь поесть.

ЛИНДА. Может, сначала пересчитаем деньги?

ТОМ. Потом… (небрежно целует Линду) Я люблю считать деньги на сытый желудок.

ЛИНДА. (целует Тома) Я думаю, там миллионов двадцать. А может, тридцать…

ТОМ. (хлопает Линду по пятой точке) На кухню! Живо!

ЛИНДА. Сейчас. Только переоденусь!

Линда убегает в спальню.

ТОМ. (забирает со стола пистолеты) Никогда не оставляй оружие без присмотра!

ЛИНДА. Что?! Я не слышу!

ТОМ. Ладно, проехали… Потом инструктаж с тобой проведу, с особым пристрастием.

Том вальяжно уходит в ванную.

Линда выходит в лёгком халатике, идёт на кухню.

Маша и Аркадий под столом в ужасе смотрят друг на друга.

Аркадий медленно расстёгивает молнию на сумке.

Сумка под завязку набита пачками денег.

МАША. Мамочки… что это?

АРКАДИЙ. Всё, как мы хотели… Любовь и деньги…

МАША. (шёпотом) Кто это?

АРКАДИЙ. Не знаю. Наверное, грабители.

МАША. Что им надо в твоей квартире?

АРКАДИЙ. Э…э… Это уже не моя квартира.

МАША. Как – не твоя? Ты сам сказал, что снимаешь её на длительный срок.

АРКАДИЙ. Снимал. А потом деньги закончились.

МАША. Зачем ты меня сюда привёл?!

АРКАДИЙ. А куда мне было тебя вести? Я посмотрел – свет не горит, значит, хозяйка её ещё не сдала! А ключи запасные я давно сделал… На всякий случай…

МАША. Бежим! Они убьют нас!

Они выскакивают из-под стола, на заплетающихся ногах бегут к входной двери.

Аркадий возвращается, хватает сумку с деньгами, снова бежит к двери.

МАША. Что ты делаешь?!

АРКАДИЙ. Тише! Услышат!

МАША. Поставь немедленно сумку!

АРКАДИЙ. Не могу!

Маша пытается вырвать сумку у Аркадия, но он очень крепко её держит.

АРКАДИЙ. Нервный спазм… Извини.

МАША. (дёргает дверь) Ключ! Дай сюда ключ!

Аркадий достаёт из кармана ключ, вставляет в замок – дверь не поддаётся.

АРКАДИЙ. Чёрт! Они закрыли на другой замок!

МАША. Открывай его! Открывай быстрее!

АРКАДИЙ. Чем?!

МАША. Чем хочешь!

Аркадий ковыряется с замком – ничего не выходит.

ГОЛОС ЛИНДЫ. Том, у меня всё готово!

ГОЛОС ТОМА. У меня тоже!

ГОЛОС ЛИНДЫ. Я несу ужин!

ГОЛОС ТОМА. Не споткнись, крошка!

МАША. Всё, нам конец…

Аркадий хватает сумку, несётся к столу.

Бросает сумку у стола, несётся к Маше, хватает её за руку, тащит к столу, запихивает под стол, прячется сам.

Заходит Линда в лёгком халате, несёт поднос.

На подносе тарелки с едой, бутылки и рюмки.

Из ванной выходит Том, обёрнутый ниже пояса полотенцем, за которым торчат пистолеты.

Аркадий, не дыша, тихо, по миллиметру, затаскивает сумку под стол.

Линда ставит поднос на стол, расставляет тарелки.

ЛИНДА. Стейк с кровью, любимый. Как ты любишь.

ТОМ. (хлопает ее по пятой точке) А выпить?

Линда ставит на стол виски и колу.

ЛИНДА. И выпить. Твой любимый виски.

Том вытаскивает из-за пояса пистолеты, кладёт на стол, садится.

Линда садится напротив Тома..

Ноги Линды оказываются перед носом Аркадия.

Ноги Тома – перед носом Маши.

Аркадий и Маша отшатываются, стукаются друг о друга.

ТОМ. (принюхивается) Странно…

ЛИНДА. Что, любимый?

ТОМ. Вроде ещё не пили, а перегаром воняет.

Том берёт пистолет, взводит курок.

У Маши и Аркадия в ужасе округляются глаза.

Они синхронно зажимают себе носы и рты.

ЛИНДА. Да? Тебе тоже так показалось?

ТОМ. Да не показалось, а точно воняет!

ЛИНДА. Это через вентиляцию несёт. Наверное, у соседей внизу пьянка. Ешь быстрей, а то остынет. Давай, я тебе порежу.

Линда режет стейк на тарелке Тома.

ТОМ. Ну, ты умная! Ни за что бы не догадался.

Том кладёт пистолет на стол, берёт вилку.

Аркадий под столом крестится.

Маша, глядя на него – тоже.

ЛИНДА. А откуда ещё может идти такой запах? Конечно, через вентиляцию. Тут много ума не надо. Как тебе стейк?

ТОМ. (жуёт) М-м-м… Отличный.

ЛИНДА. Как думаешь, сколько человек я убила?

ТОМ. Не парься. Они были в бронежилетах и касках. Ты их так, шуганула немножко.

ЛИНДА. Я и не парюсь. Давай за нас!

Линда наливает виски.

Том берёт стопку.

Чокаются, пьют.

Том расставляет ноги, у Маши округляются глаза.

Аркадий закрывает Маше глаза рукой – задевает бутылку водки, бутылка падает.

Том хватает со стола пистолет, вскакивает.

ЛИНДА. Ты чего, Том?

ТОМ. Звук какой-то…

Обходит комнату с пистолетом, выглядывает из-за шторы в окно.

Аркадий убирает руку – Маша сидит с ужасом на лице.

Линда встаёт, мягко забирает у Тома пистолет, кладёт на стол.

ЛИНДА. Я же говорю – у соседей пьянка.

ТОМ. Да нет, рядом звук какой-то был… Словно бутылка упала и покатилась.

ЛИНДА. Это нервы, Том. Успокойся, садись.

Линда усаживает Тома на стул, массирует ему плечи.

ЛИНДА. Сейчас расслабишься, и мы пересчитаем деньги.

Аркадий хватает сумку за ручку.

Маша крутит у виска пальцем.

Аркадий с трудом разжимает руку.

ТОМ. Ты помнишь, о чём мы договорились?

ЛИНДА. А как же. Неделю сидим в этой съёмной норе, никуда не высовываемся. Потом на электричках едем на юг… Там отсиживаемся, пока ты делаешь новые документы и переводишь деньги в банк на Карибах…

ТОМ. Молодец, крошка, всё правильно.

ЛИНДА. Ты меня любишь?

ТОМ. Иди сюда…

Том притягивает Линду к себе, обнимает, целует, увлекает в спальню.

ЛИНДА. (смеётся) Подожди! Мы же не пересчитали деньги!

ТОМ. Да не убегут эти деньги… Пошли быстрее!

Том забирает со стола пистолеты, уводит Линду в спальню, захлопывает дверь.

МАША. Вот гад какой!

АРКАДИЙ. Кто?

МАША. Том. Тебе не кажется, что он её не любит?

АРКАДИЙ. Эй, алё! Мы не в кино, нам бежать надо!

МАША. Куда?

Аркадий хватает сумку, бросается к двери, дёргает её, пытается открыть.

Маша подходит к окну, смотрит вниз.

МАША. Десятый этаж. Мы в ловушке.

Аркадий выхватывает телефон, звонит.

МАША. Ты куда?

АРКАДИЙ. В полицию. Скажу адрес, пусть приезжают…

МАША. (выхватывает у него телефон) С ума сошёл?! Если полиция нас здесь застанет, мы пойдём как соучастники ограбления! Чем мы докажем, что это не мы грабили инкассаторов?!

АРКАДИЙ. Ничем…

МАША. Да брось ты эту сумку! Чего ты в неё вцепился?! Там же останутся твои отпечатки!

Аркадий разжимает руку.

Сумка с грохотом падает на пол.

Аркадий и Маша с ужасом на неё смотрят, ныряют за штору.

Дверь спальни распахивается, в комнату выскакивает Том с кое-как завязанным на поясе полотенцем и пистолетом в руке, озирается.

Следом за Томом выходит Линда в накинутом наспех халате, тянет Тома назад.

ЛИНДА. Том, пошли! Ну, хватит вздрагивать от каждого шороха. Том!

Том замирает, глядя на сумку, брошенную посреди комнаты.

ТОМ. Линда… Посмотри… Что это?

ЛИНДА. (смотрит на сумку) Как что? Наша сумка.

ТОМ. Она была под столом, я это точно помню.

ЛИНДА. Да, вроде бы под столом. Может быть, ты её взял, чтобы посчитать деньги, а потом на меня отвлёкся?

ТОМ. Нет! Я к ней не притрагивался!

ЛИНДА. (открывает сумку) Деньги на месте, тут под завязку набито.

ТОМ. Тогда почему она здесь?

ЛИНДА. Я, кажется, знаю, почему…

ТОМ. Ну?! Говори!

ЛИНДА. Это землетрясение. Пока мы с тобой занимались любовью, хорошенько тряхнуло. Вот сумку и выбросило из-под стола.

ТОМ. Как – тряхнуло? Так сильно тряхнуло, и мы не заметили?

ЛИНДА. (обнимает Тома) Нет, не заметили. Нам не до этого было. У нас там своё маленькое землетрясение!

ТОМ. (обходит комнату) Что-то мне всё это не нравится… Пьянка у соседей… Землетрясение… Раньше такого не было.

ЛИНДА. (ходит за Томом) Так мы и не жили тут раньше. Мы эту квартиру вечером сняли – и сразу на ограбление…

ТОМ. Тссс… Тише! Ты с ума сошла – орать про ограбление на весь дом?!

ЛИНДА. У тебя паранойя, Том.

ТОМ. Ещё раз скажешь про паранойю, я тебе врежу.

ЛИНДА. (обнимает Тома) Пойдём спать. Я знаю, как тебя успокоить…

Том хватает сумку, уходит в спальню.

Линда забирает со стола виски, уходит за Томом, закрывает дверь.

Маша резко распахивает штору, на лице – возмущение.

МАША. Вот козёл! Ты слышал, как он с ней разговаривает?! (передразнивает) «Я тебе врежу!». Скотина…

Аркадий выглядывает из-за шторы, у него несчастный вид.

АРКАДИЙ. Сумку унёс, гад!

МАША. А давай запрём их в комнате и попытаемся выбить дверь…

АРКАДИЙ. Боюсь, они свою выбьют быстрее. И тогда нам точно кирдык.

МАША. Что же делать?

АРКАДИЙ. Дай подумать.

МАША. Думай быстрее!

АРКАДИЙ. Значит так… У нас время есть до утра. (задумывается) Мне нужны инструменты, чтобы вскрыть замок!

МАША. Прекрасный план! Просто гениальный! Молоток, дрель и отвёртка – то, что сейчас нужно! Да нас сразу пристрелят, если услышат шум!

АРКАДИЙ. Тихо! Ты вот сейчас хуже дрели, честное слово…

МАША. Что-о?! Да ты… ты размазня и мямля! Нормальный мужик бы уже давно… (замолкает)

АРКАДИЙ. Ну?! Чего замолчала? Что бы сделал нормальный мужик на моём месте?

МАША. Придумал бы что-нибудь!

АРКАДИЙ. Ты прямо как моя бывшая. Слово в слово повторяешь то, что она говорила в безвыходных ситуациях.

МАША. А знаешь, я её понимаю.

АРКАДИЙ. Ещё слово и я тебе… я тебе…

МАША. Что ты мне?!

АРКАДИЙ. Я тебе врежу!

МАША. Ну, давай, врежь! (вплотную подходит к Аркадию) Ну?!

АРКАДИЙ. (пятится) Извини, случайно вырвалось… Решил попробовать как этот Том. Его женщины слушаются.

МАША. Ты не Том.

Аркадий упирается спиной в стену.

АРКАДИЙ. Я это уже понял… Слушай! Я знаю, что делать!

МАША. Что?

АРКАДИЙ. Пожар! Мы устраиваем пожар! Паника, дым, они выбегают из квартиры, и мы вместе с ними… Ну, не будут же они убивать нас в подъезде…

МАША. Ты этого Тома видел? Он сначала пристрелит нас, а потом – паника и всё остальное.

АРКАДИЙ. Ну, можно попробовать…

МАША. Попробовать?! А ты в курсе, что второго шанса не будет?! Это я тебе как педиатр педиатру говорю.

Аркадий молчит, обиженно отходит.

МАША. У тебя зажигалка есть?

АРКАДИЙ. Я не курю.

МАША. А как ты собираешься устроить пожар? Силой мысли?

АРКАДИЙ. (задумавшись) Щас, подожди…

Аркадий подходит к шкафу, достает ножницы, и, лихо щелкнув ими пару раз в воздухе, уходит в ванную.

МАША. (шёпотом) Ты что там делаешь?!

АРКАДИЙ. Увидишь!

В ванной слышится громкий треск, в комнате гаснет свет.

В темноте из ванной выбегает Аркадий, заталкивает Машу под стол, залезает сам.

Из спальни, выскакивает Том, одной рукой он тащит Линду, обхватив её рукой за горло, а другую держит у её виска с пистолетом. Линда подсвечивает себе дорогу мобильником.

ТОМ. Все замерли, или я пристрелю её!

ЛИНДА. (сдавленно) Том, отпусти! Это просто электричество отрубили!

ТОМ. Все замерли или я стреляю!

ЛИНДА. Том! Ты мне шею сломаешь!

Том отпускает Линду.

ЛИНДА. (трёт шею) Я с тобой с ума сойду!

Линда уходит на кухню, загорается свет.

Аркадий и Маша сидят под столом, притаившись.

На руке у Аркадия резиновая перчатка.

Заходит Линда.

ЛИНДА. Всего лишь навсего вылетели пробки, чего ты тут цирк с конями устраиваешь? Я включила рубильник. Всё, успокойся. (гладит Тома по голове) Дыши глубоко.

ТОМ. (дышит) А почему они вылетели?

ЛИНДА. Бывает. Скачок напряжения.

ТОМ. А мне кажется, я слышал треск!

ЛИНДА. Какой треск?

ТОМ. Такой треск! Как будто кто-то пальцы в розетку сунул.

ЛИНДА. Том… ну какие пальцы? Кто их туда засунет?!

ТОМ. Я тоже хотел бы знать – кто! Стоять, не двигаться, или стреляю!

Том опять вскидывает пистолет и заскакивает в ванну.

ЛИНДА. (вздыхает) У тебя нервы совсем ни к черту, Том! Хочешь, накапаю корвалола прямо в виски?

Из ванной выходит Том, в руке у него ножницы с опаленными концами.

ТОМ. Линда…

ЛИНДА. Что такое, любимый?

ТОМ. Я же говорил, что это не скачок напряжения… Кто-то сунул ножницы в розетку и устроил короткое замыкание!

ЛИНДА. Так ножницы или пальцы?

ТОМ. Какая разница?!

ЛИНДА. (выхватывает у него ножницы) Большая разница! Сунь сам тогда узнаешь, какая разница! Том, успокойся, тут никого нет! Если бы кто-то что-то сунул в розетку, рядом с розеткой был бы труп!

ТОМ. Точно?

ЛИНДА. Зуб даю. Мне папа объяснил это в четыре года. Успокойся, пошли. Дыши глубоко… Давай, вдох-выдох, вдох-выдох….

Том глубоко дышит, Линда уводит его в спальню.

ЛИНДА. И, пожалуйста, этот трюк с заложницей – только в самом крайнем случае, ладно? Мы же с тобой договаривались! Не надо хватать меня за горло при каждом шорохе!

Дверь в спальню плотно закрывается.

МАША. И что это было?

АРКАДИЙ. Где?

МАША. Нас чуть не убили! Не прикидывайся идиотом!

АРКАДИЙ. Когда я тут жил, проводка вся гнилая была, я хозяйке даже как-то пожаловался, что пожар может случиться. Я думал, у Татьяны Иванны руки не дойдут пробки поменять, а она поменяла… Они автоматически вырубились, заразы, когда я ножницы сунул в розетку… (снимает резиновую перчатку, засовывает в карман) Ты права, мужик из меня никакой. Размазня и тряпка. (с несчастным видом отворачивается) Даже пожар не могу нормальный устроить.

МАША. Так, всё… минутка самокритики закончилась. Что делать-то будем?

АРКАДИЙ. Можно открыть окно и закричать «Помогите!»

МАША. Так тебе и бросились помогать. Всем подъездом!

АРКАДИЙ. Почему ты так плохо думаешь о людях?!

МАША. Потому что они спят! И ничего не слышат!

АРКАДИЙ. А-а! Точно.

МАША. Значит, так. Сейчас мы стучим в эту дверь. (показывает на дверь спальни)

АРКАДИЙ. Ты с ума сошла?!

МАША. Не перебивай. Мы стучим, обещаем, что ничего никому не расскажем и просим нас отпустить.

АРКАДИЙ. Ну, нет! Я лучше с десятого этажа выпрыгну.

МАША. Прыгай. А я постучу. Посмотрим, у кого шансов больше…

Аркадий и Маша вылезают из-под стола.

Аркадий медленно идёт к окну.

Маша подходит к двери.

Аркадий открывает окно.

Маша заносит руку, чтобы постучать.

Аркадий заносит ногу на подоконник.

Маша подносит руку к двери совсем близко.

Оба оборачиваются, смотрят друг на друга.

МАША. (шёпотом) Давай, на счёт "три". Раз, два…

Бросаются друг к другу, стоят обнявшись.

АРКАДИЙ. Какое-то заколдованное число это "три".

МАША. Да, всё никак досчитать до него не можем.

АРКАДИЙ. Был бы я нормальным мужиком…

МАША. И что бы ты сделал?

АРКАДИЙ. Ворвался бы туда… (показывает на спальню) Разоружил бы Тома, связал Линду, забрал бы деньги и сбежал.

МАША. Минуточку. А где в этом плане я?

АРКАДИЙ. С тобой бы сбежал. И деньгами бы поделился.

МАША. Спасибо. Мне таких денег не надо.

АРКАДИЙ. А я бы взял. Если бы мог. Отдал бы коллекторам долг и уехал бы жить на Мадагаскар.

МАША. Куда?!

АРКАДИЙ. На Мадагаскар. Говорят, там жара и скука страшная… А я бы не скучал, я бы лечил лемуров. Они же совсем как дети. Глазки, ручки, хвостик…

МАША. Можно просто сбежать на Мадагаскар к лемурам. Зачем отдавать долги?

АРКАДИЙ. Ты гений! Мне это в голову не приходило.

МАША. Я не гений, я финансист. Знаешь, очень грустно знать о финансах всё и понимать, что от них ничего не зависит.

АРКАДИЙ. А от чего зависит?

МАША. От любимого человека. Если он тебя любит, а ты любишь его, то не нужно никаких денег.

АРКАДИЙ. Ха-ха-ха.

МАША. Тише, ты их разбудишь.

АРКАДИЙ. И всё равно – ха-ха-ха!

МАША. Бедняжка. Тебя никто никогда не любил так, как я люблю Олега.

АРКАДИЙ. И слава богу.

В сумке у Маши звонит телефон.

АРКАДИЙ. Что это?

МАША. (достаёт телефон) Олег!

Аркадий выхватывает у Маши телефон, выбрасывает в открытое окно.

МАША. Что ты делаешь?!

Аркадий хватает Машу и едва успевает затолкать её за шкаф и спрятаться за ним сам.

Дверь спальни резко распахивается, в комнату с пистолетом в руке врывается Том.

Озирается с бешеными глазами.

Сзади подходит Линда.

ЛИНДА. Том! Ты опять?

ТОМ. Ты ничего не слышала?

ЛИНДА. Нет. Я спала.

ТОМ. Тут играла музыка. Как в мобильном!

ЛИНДА. Тебе показалось. Пошли спать.

Том замечает открытое окно.

ТОМ. Окно!

ЛИНДА. Что окно?

ТОМ. Оно было закрыто!

ЛИНДА. (подходит к окну) И правда… (закрывает окно) Успокойся, это сквозняк.

ТОМ. Пьянка у соседей… Землетрясение… Скачок напряжения…Сквозняк… Не сильно ли много стихийных бедствий за один вечер?!

ЛИНДА. Ну, хочешь, я с утра обзвоню риэлторов и найду нам другую квартиру? Что-то мне, правда, тут как-то не по себе. Ощущение, что кто-то дышит всё время рядом…

ТОМ. Вот-вот… И такое отдалённое «бу-бу-бу… бу-бу-бу…» Будто бормочет кто-то! Давай, крошка, ищи квартиру с утра. А я пока покараулю этот полтергейст.

Том с напряжённым видом садится за стол, оглядывает комнату.

ЛИНДА. Том, пойдём спать. Можно просто не закрывать дверь.

ТОМ. (нехотя встаёт) Ладно, ты права. Оставлю дверь открытой и сниму с предохранителя пистолет.

Том и Линда уходят, оставив дверь в спальню открытой.

АРКАДИЙ. Допрыгалась со своим Олегом?

МАША. Зато он меня любит! Ура!

АРКАДИЙ. А толку-то? Мы отсюда живыми не выйдем.

МАША. А что они будут делать с трупами?!

АРКАДИЙ. Сварят и съедят! Им тут, что, неделю голодом сидеть? Он так вообще, вон, стейки с кровью любит…

МАША. Заткнись! Утром они уедут, и мы спокойно отсюда уйдём.

АРКАДИЙ. Оптимистка.

МАША. Завидуешь?

АРКАДИЙ. Чему?

МАША. У меня всё наладилось, Олег вернулся, а твои проблемы остались – долги и коллекторы с битами.

АРКАДИЙ. Слушай, а с чего ты взяла, что твой Олег хочет вернуться?

МАША. Он же звонил.

АРКАДИЙ. Ну и что? Может, он собирался сказать, что хочет забыть тебя как кошмарный сон?

Маша замахивается для пощёчины, но замирает.

МАША. Знаешь, что…

АРКАДИЙ. Что?

МАША. Я от тебя ухожу.

АРКАДИЙ. Куда?

МАША. Под стол! Стой тут один и не верь в любовь!

Маша на корточках пробирается под стол.

Наступает гнетущая тишина.

В полумраке из спальни выходит Линда.

Она полностью одета.

В руках у Линды сумка с деньгами.

Линда на цыпочках крадётся к входной двери.

МАША. (шёпотом) Ничего себе! Ах, ты дрянь…

Линда замирает, прислушивается, снова идет к двери.

АРКАДИЙ. (высунувшись из-за шкафа, Маше, шёпотом) Вот и вся любовь, поняла? Все бабы – дуры, предательницы и твари!

Маша выскакивает из-под стола, хватает Линду за руку.

МАША. Линда! Тебе не стыдно?!

ЛИНДА. (отшатывается) Что?! Ты кто такая?!

МАША. Я думала, ты его любишь, а ты…

Из спальни выскакивает Том с пистолетом.

ТОМ. Стоять! Не двигаться!

ЛИНДА. (бросает сумку) Том…

ТОМ. Кто это?!

ЛИНДА. Я не знаю, Том…

МАША. Я Маша.

ТОМ. Какая Маша?

МАША. Я бы не выскочила, но ваша девушка захотела удрать с деньгами!

ЛИНДА. Том, не слушай её! Она врёт!

Аркадий за шкафом снимает со стены часы.

Том поднимает сумку.

ЛИНДА. (показывает на Машу) Это она хотела удрать с деньгами!

МАША. Неправда!

ТОМ. (потрясенно) Почему ты одета, Линда?

ЛИНДА. Стало душно, я пошла прогуляться. А тут эта… с нашей сумкой… Том, я люблю тебя!

Том наводит пистолет на Машу.

Из-за шкафа выскакивает Аркадий, бьёт Тома часами по голове.

Том падает.

ЛИНДА. Господи, сколько вас здесь?! Вы кто такие?!

Аркадий выхватывает у Тома пистолет, наводит на Линду.

АРКАДИЙ. П-позвольте ваши руки… вверх!

ЛИНДА. (поднимает руки) Да пожалуйста.

АРКАДИЙ. А теперь – дверь!

ЛИНДА. Что – дверь?

АРКАДИЙ. Открой дверь!

МАША. Аркаш, ты должен её обыскать, найти ключ и сам открыть дверь. Мне так кажется.

АРКАДИЙ. Да, точно. (начинает шарить по Линде свободной рукой) Извини… те…

ЛИНДА. Вы кто, клоуны?

АРКАДИЙ. Мы сейчас уйдём, не переживайте. (шарит рукой у Линды на груди)

МАША. Аркаш, ключи обычно в карманах, а не в декольте.

АРКАДИЙ. Извини… те…

Аркадий достаёт из кармана Линды ключ.

Том пинает Аркадия.

Аркадий падает.

Том выхватывает у него пистолет, вскакивает.

Выстрелы, крики.

ЗТМ.

 

III. КОМНАТА

Линда, Маша и Аркадий, связанные, сидят на стульях.

Сумка стоит на столе.

Том с пистолетом в руке прохаживается по комнате.

ТОМ. (Линде, пистолетом показывая на Аркадия) Так, значит, это твой любовник?

ЛИНДА. Это не мой любовник! Это её любовник! (кивает на Машу)

МАША. Это не мой любовник!

АРКАДИЙ. Я вообще ничей не любовник!

МАША. Я Олега люблю!

ТОМ. (бросается к Линде) Кто такой Олег?!

ЛИНДА. Я не знаю, Том.

АРКАДИЙ. Это её любовник. (кивает на Машу)

МАША. Олег мне не любовник! Он мой любимый человек!

ТОМ. Где он?! (носится по комнате, заглядывает под шкаф, под диван) Я спрашиваю – где он?!

ЛИНДА. Кто?

ТОМ. Где Олег?!

МАША. Он у Иры…

ТОМ. У какой, на хрен, Иры?!

МАША. Ира – это его любовница. Она у нас основы матанализа преподаёт.

ТОМ. Чего?!

МАША. Основы математического анализа. Финансистам без него никуда. Очень интересный предмет! Но Ира… Ирина Дмитриевна повела себя очень бессовестно. Преподаватели не должны соблазнять студентов, а тем более, пытаться отбить их у студенток! Но она вцепилась в Олега, словно это её последний шанс! Хотя, так, наверное, и есть… Ей уже целых тридцать четыре года… Олег просто перепутал страсть с любовью, но я его прощаю, в смысле, уже простила, потому что он позвонил мне в сумку…

ТОМ. Я щас с ума сойду… Куда позвонил?!

ЛИНДА. Том, развяжи меня, и пойдём отсюда!

Том направляет на Линду пистолет.

ТОМ. Пока я не разберусь, что здесь происходит, никто никуда не уйдёт!

АРКАДИЙ. Можно, я скажу? Мы с Машей совершенно посторонние люди. Собирались спрыгнуть с моста, но потом передумали и решили напиться под столом водки с шампанским.

ТОМ. Под каким столом?

АРКАДИЙ. Вот под этим столом.

ТОМ. (потрясённо смотрит на стол) Почему под столом?!

АРКАДИЙ. Потому что под столом уютно, как в домике, и пространство не давит. Но тут Маша полезла ко мне целоваться…

МАША. Я полезла?! Ты сам на меня набросился!!

ТОМ. Я щас всех грохну!

ЛИНДА. Том!

АРКАДИЙ. Вы этого не сделаете, Том.

ТОМ. Почему?

МАША. Потому что вы очень хороший человек, Том. Это по глазам видно…

ТОМ. Я дрянь конченая. Мне человека убить – раз плюнуть.

АРКАДИЙ. Это не вы дрянь конченая, а Линда. Так притворялась, что любит вас, что даже я поверил. Поверил и позавидовал. Подумал – ну, надо же, бывает же так… Боевая подруга… И в горе, и в радости… А когда увидел, что она с сумкой к двери крадётся, глазам своим не поверил…

ЛИНДА. Том, они хотят нас поссорить! Пристрели их!

ТОМ. Я не могу. Я хороший человек, это по глазам видно.

ЛИНДА. Тогда развяжи меня, и уйдём отсюда! Быстрее!

ТОМ. Сначала ты скажешь, кто это такие.

ЛИНДА. Я не знаю, кто они такие, Том!

ТОМ. Тогда откуда они знают, как тебя зовут?! И откуда ты про них всё знаешь?

ЛИНДА. Ничего я про них не знаю! Я первый раз в жизни их вижу!

ТОМ. Да пошли вы все!

Том хватает сумку, идёт к двери.

ТОМ. Разбирайтесь тут сами!

ЛИНДА. Том! Не уходи!

Том уходит.

Входная дверь громко захлопывается.

АРКАДИЙ. Лучше бы я прыгнул с моста…

ЛИНДА. (всхлипывает) Сволочи… Ненавижу таких, как вы! Блаженные идиоты! Появляетесь, неизвестно откуда, словно из-под земли вырастаете, и гоните какую-то пургу про любовь и добро! Вам самим не смешно?!

АРКАДИЙ. Очень смешно.

МАША. А про что ещё гнать пургу? Только про любовь. Линда, неужели ты совсем не любишь Тома?

ЛИНДА. А он меня любит?! Почему я должна любить человека, который относится ко мне, как… не знаю… как к одноразовой зажигалке! Кончился газ, выбросил, и купил другую! Да если бы я не попыталась украсть у него деньги, он украл бы их у меня. Бросил бы без копейки и уехал. Я всё сделала правильно. Если бы не вы… я бы сидела сейчас в машине, гнала под двести километров по трассе, вспоминала Тома и плакала… Плакала оттого, что никогда его не увижу, оттого, что он сволочь, и ему нельзя доверять, оттого, что никого не смогу больше полюбить так, как его. Я бы носила его фотографию у сердца и целовала бы её перед сном.

АРКАДИЙ. Простите, Линда, вы лучше, чем я о вас думал.

МАША. И меня простите, не надо было мне вас хватать возле двери.

ЛИНДА. Я же говорю, блаженные идиоты.

Открывается дверь, заходит Том с сумкой.

Бросает сумку на пол.

ЛИНДА. Том? Что случилось? Внизу полиция?

ТОМ. Да нет там никакой полиции…

ЛИНДА. Тогда почему ты вернулся?

Том садится на стул, роняет голову на руки, некоторое время трагически молчит.

ТОМ. Я вдруг понял, Линда, что без тебя мне эти деньги на фиг не нужны…

ЛИНДА. Что? Что ты сказал?

ТОМ. Мне не нужны без тебя эти деньги, Линда!

ЛИНДА. Повтори громче!

ТОМ. Я люблю тебя, Линда! И бабки мне нужны только для того, чтобы тратить их на тебя!

ЛИНДА. Поцелуй меня, Том.

Том встаёт, подходит к Линде, они целуются.

МАША. И после этого мы – блаженные идиоты…

ЛИНДА. Том, я ведь действительно собиралась сбежать с деньгами. Ты сможешь меня любить после этого?

ТОМ. Запросто, крошка. После этого я буду любить тебя ещё больше. Ты у меня не какая-то безмозглая курица, а девчонка с характером!

Том снова целует Линду.

АРКАДИЙ. (откашлявшись) Уважаемые гангстеры… Вы не могли бы нас развязать и отпустить восвояси, в благодарность за то, что мы спасли ваши отношения?

МАША. Да, мы даём честное слово, что не пойдём в полицию, чтобы рассказать о вас.

Том отрывается от Линды, смотрит на Машу и Аркадия.

Том явно не знает, что делать.

ЛИНДА. Не знаю, как ты, Том, а я, и правда, испытываю к этим придуркам чувство, похожее на благодарность. Может, отпустим их? Только развяжи сначала меня.

ТОМ. Тебя-то я развяжу с удовольствием…

Том развязывает верёвки на Линде, освобождая её.

ТОМ. А вот их что-то рука не поднимается. По-моему, они гонят…

ЛИНДА. Что гонят, Том?

ТОМ. Что не пойдут в полицию.

АРКАДИЙ. Вы посмотрите в мои глаза, Том. Разве они могут лгать?

Том наклоняется к Аркадию, пристально смотрит ему в глаза.

Аркадий слегка отшатывается, но взгляд не отводит.

МАША. И в мои посмотрите, пожалуйста. У меня глаза честного человека. Если я что-то пообещаю, то никогда не нарушу своё обещание!

Линда наклоняется к Маше, пристально сморит ей в глаза.

АРКАДИЙ. Я педиатр… Педиатры не могут врать! Они работают с детьми!

МАША. А я просто дура. Поэтому всегда говорю только правду.

ЛИНДА. (оборачивается к Тому) По-моему, у нас будет меньше проблем, Том, если мы отпустим этих придурков.

ТОМ. Ну, не знаю… Я так и не понял, как они здесь оказались.

АРКАДИЙ. Я же говорил! Мы прыгали с моста, каждый по своим причинам. Машу бросил Олег, а меня регулярно избивают коллекторы. Потом мы там немного поссорились, на мосту…

ЛИНДА. Из-за того, кто первый прыгнет, что ли?

АРКАДИЙ. Нет! То есть, да, можно и так сказать. Мы не смогли досчитать до трёх. Мы каждый раз сбиваемся после счёта "два", поэтому лучше не начинать. Я предложил выпить водки с шампанским – мы так в институте после сессии стресс снимали.

ЛИНДА. Это называется "Северное сияние".

АРКАДИЙ. Да, мы купили в магазине "Северное сияние"…

МАША. На мои, между прочим, купили!

АРКАДИЙ. Я отдам! Ты же знаешь, что у меня с деньгами сейчас не очень…

ТОМ. Как вы здесь оказались, придурки?! Это наша квартира! Отвечаем чётко на один единственный вопрос. Как! Вы! Здесь! Оказались?!

ЛИНДА. По-моему, они на него никогда не ответят, Том.

АРКАДИЙ. Почему не ответим? Мне ключ Владимир Петрович сделал.

ТОМ. Какой ещё, на хрен, Владимир Петрович?

АРКАДИЙ. С первого этажа. Он любит выпить, поэтому, кому хочешь, что хочешь, сделает. И недорого возьмёт. Я попросил его Татьяне Ивановне ничего не говорить…

ТОМ. А-а-а… (затыкает уши) Ы-ы-ы-ы…

ЛИНДА. Том, у меня крыша едет! Или отпусти их или пристрели.

Том вскидывает пистолет, целится в Аркадия.

Линда достаёт пистолет из сумки, целится в Машу.

МАША. (зажмуривается) Предупреждаю, я очень невкусная. У меня гемоглобин низкий, и вообще… Я гепатитом в детстве болела!

ЛИНДА. (опешив) Что?

МАША. (открывает глаза) Ну, вы же нас есть собираетесь? Аркаша сказал, что трупы тут девать некуда, только сварить и съесть.

Линда в сердцах кидает пистолет на стол.

ЛИНДА. Нет, я так больше не могу! Отпусти их, Том.

ТОМ. А что, хорошая идея насчёт сварить…

ЛИНДА. Так, всё. (развязывает Машу) Дуйте отсюда. По холодку… Если хоть слово про нас кому-нибудь вякнете, найду и пристрелю. Ясно?

МАША. (разминает запястья) Ясно. Спасибо за всё.

Том кладёт пистолет на стол, рядом с пистолетом Линды, развязывает Аркадия.

ТОМ. Линда, по-моему, мы делаем глупость.

ЛИНДА. Ну, есть я их точно не буду! Особенно эту… с гепатитом.

АРКАДИЙ. (разминает руки) Благодарю. Я же говорил, что вы очень хороший человек.

ТОМ. Пошли вон отсюда! На счёт "три" чтобы вас тут не было! Раз, два…

Маша и Аркадий медленно пятятся к двери.

ТОМ. Два с половиной…

Аркадий резко хватает со стола два пистолета, наставляет их на Тома и Линду.

АРКАДИЙ. Руки! В этот… вверх! Вверх руки! Не шевелиться! П-п-пристрелю!

Том и Линда поднимают руки.

МАША. Аркаш, ты с ума сошёл?

АРКАДИЙ. Сумку бери!

МАША. Я?!

АРКАДИЙ. У меня руки заняты!

Маша хватает сумку.

АРКАДИЙ. Уходим! Двинетесь – пристрелю!

Аркадий и Маша выбегают за дверь.

ТОМ. Ни хрена себе, педиатры пошли… Да я их щас урою!

Том бросается к двери, Линда хватает его за руку.

ЛИНДА. Не надо, Том. Пусть подавятся нашими деньгами.

ТОМ. Да я… Я на тебя их хотел потратить! Все, до копейки!

ЛИНДА. (обнимает Тома) Эти слова лучше, чем все деньги на свете, Том!

ТОМ. Ну, мы с тобой и придурки… Нельзя было их развязывать.

ЛИНДА. С кем поведёшься. Они у нас нахватались, а мы у них…

ТОМ. (заглядывает под стол) Смотри, тут, и правда, следы шабаша.

ЛИНДА. А давай и мы тоже!

ТОМ. Что – тоже?

ЛИНДА. В домик и целоваться!

ТОМ. Ну, нет! Я ещё не до такой степени псих!

ЛИНДА. Ну, давай, Том! Это так романтично! Ну, пожалуйста! Ну, пожалуйста, Том!

Линда лезет под стол, тянет Тома к себе за ногу.

Том, смущаясь, поддаётся её напору, лезет под стол…

Линда набрасывается на Тома, они страстно целуются.

За окном слышен звук полицейской сирены.

Том и Линда замирают.

ЛИНДА. Что это?

Том бросается к окну, выглядывает.

ТОМ. Это засада, крошка.

ЛИНДА. Для нас?

ТОМ. Засада для нас, а поймали этих придурков…

ЛИНДА. (в ужасе) Они нас сдадут, Том!

ТОМ. Ха! Пусть сначала докажут! (хохочет) Пушки у них, деньги тоже у них! Лиц наших никто не видел. А их взяли с поличным!

Линда подходит к окну, выглядывает, тоже смеётся.

ЛИНДА. С ума сойти, Том.

ТОМ. Нам жутко повезло, крошка.

ЛИНДА. А знаешь, мне их даже немного жаль… Первый раз решили пойти в отрыв – и сразу в тюрьму. Смотри, их уже пакуют в машину. (показывает в окно) Ой, что это там?

За окном слышны выстрелы, крики "Стой, стрелять буду!".

ТОМ. (выглядывает в окно) Ни фига себе!

ЛИНДА. Они, что, сбегают?!

ТОМ. Кажется, да… Ого, он мента укусил за нос, а она другому менту врезала между ног! Им даже наручники не успели надеть! Да они крутые, крошка!

ЛИНДА. Наша школа!

ТОМ. Эх, жаль сумку с деньгами бросили! Это косяк…

ЛИНДА. Ничего, научатся.

Том и Линда целуются.

Слышны полицейские сирены, они удаляются.

ЗТМ.

 

IV. МОСТ

К ограждению подбегают запыхавшиеся Маша и Аркадий.

Маша обнимает Аркадия, целует.

АРКАДИЙ. Что ты делаешь?

МАША. Изменяю Олегу.

АРКАДИЙ. Что-то часто ты ему изменяешь в последнее время.

МАША. Так ему и надо. Пусть живёт со своей старухой! Я люблю тебя! Ты настоящий мужик.

АРКАДИЙ. Я тоже тебя люблю. Ты настоящая боевая подруга.

Целуются.

Слышны звуки приближающихся сирен.

МАША. Всё. Обещай, что, когда нас выпустят из тюрьмы, мы поженимся.

АРКАДИЙ. Клянусь. Подожди… Какая тюрьма? Я не хочу в тюрьму!

МАША. А кто тебя спрашивать будет?

АРКАДИЙ. (смотрит вниз, за ограждение) Маш, ты плавать умеешь?

МАША. Не знаю, не пробовала.

АРКАДИЙ. Ладно, ты, главное, прыгни, а потом я тебя спасу…

Перелезают через ограждение.

МАША. А что мы будем делать, когда ты меня спасёшь?

АРКАДИЙ. Как что? На электричках доберёмся на юг, там затаимся, пересидим, а потом… а потом… Потом… я не знаю…

МАША. А потом на Мадагаскар – лечить лемуров.

АРКАДИЙ. На какие шиши, интересно?

МАША. Я же финансист, у меня есть деньги! И много. Я на бирже играла.

АРКАДИЙ. Я люблю тебя всё больше и больше.

МАША. Это ты ещё не всё про меня знаешь…

АРКАДИЙ. Давай, на счёт "три"!

АРКАДИЙ И МАША. (вместе) Раз… два… три-и-и!

Замирают в позе для прыжка.

ЗТМ.

Всплеск воды.

ГОЛОС АРКАДИЯ. Держись за меня! А-а-а!!! Да не здесь! За плечи! За плечи хватайся!

ГОЛОС МАШИ. Аркаш, кажется, я плыву! Сама! У меня получается!

ГОЛОС АРКАДИЯ. Здорово, молодец! Греби! Греби, крошка!!!

ГОЛОС ДИКТОРА. (сквозь радиопомехи) Вчера в городе произошло дерзкое нападение на инкассаторов. Грабители были задержаны по горячим следам, но им удалось совершить побег. Все деньги правоохранительные органы вернули банку. В ходе нападения на инкассаторов и операции по задержанию преступников никто не пострадал. А теперь о погоде. Ольга Степнова. Самоубийцы В ближайшие сутки ожидается ясная и солнечная погода с аномальной для такого времени года жарой. Синоптики утверждают, что такую погоду принёс в регион мощный антициклон, сформировавшийся над Мадагаскаром. Учёные не знают, как объяснить, что тёплые воздушные массы не утратили своей силы через тысячи километров. Такое бывает раз в тысячу лет…

ЗАНАВЕС
FINITA LA COMMEDIA!

 

Все права принадлежат автору и защищаются РАО и законом Р.Ф. об авторских правах.
Постановка пьесы возможна только после заключения прямого контракта между Автором и Театром.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015