<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.
ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

ЖЕНЩИНА МЕЧТЫ
комедия

КОТИКУ ЛИЛЕ С БЛАГОДАРНОСТЬЮ

Вова Валетов – убеждённый холостяк и женоненавистник. Чтобы хоть как-то перевоспитать Вову, друзья дарят ему на день рождения идеальную женщину – робота, которой можно управлять пультом.

Ольга Степнова. Женщина мечты

Действующие лица:

КОТИК ЛИЛЯ женщина мечты

ВАЛЕТОВ ВОВА убеждённый холостяк

МИША, ЖЕНЯ друзья

ИНГА сестра

ЛЕВ муж Инги

ЛЕНА бывшая девушка

ВЕРА СЕМЁНОВНА мама

I

На столе лёгкие закуски, шампанское и пластиковая посуда.

Диван.

Дверь в кладовку или шкаф.

Лёгкий холостяцкий беспорядок – на диване плед, компьютер, смятый пиджак, на спинке – носки, трусы.

Выходит Валетов, он босой, в брюках, на ходу застёгивает белую рубашку.

Звонок в дверь.

ВАЛЕТОВ. Чёрт… (кричит) Сейчас!

Хватает с дивана носки, пытается их надеть – скачет на одной ноге.

Звонок звенит, не переставая.

ВАЛЕТОВ. (прыгая на одной ноге) Иду!

Не попадает в носок, бросает его на диван, идёт открывать в одном носке.

ВАЛЕТОВ. Вот черти! Черти вы пунктуальные! Не могли чуть-чуть опоздать?! (распахивает дверь) Как пожрать-выпить на халяву, так минута в минуту приходите, а как работать, так вас не дождёшься!

Вваливаются Миша и Женя.

У Жени в руках связка шаров.

У Миши торт.

Они фальшиво и вразнобой поют.

МИША И ЖЕНЯ. Happy birthday to you! Happy birthday to you! С днём рожденья, Валетов! С днём рожденья тебя!

Вручают Валетову шары и торт.

ВАЛЕТОВ. (растроганно) Спасибо, братцы… Прямо, как в детстве.

Валетов ставит торт на стол, шары привязывает к ручке дивана.

ВАЛЕТОВ. Растрогали старика… Хотя вместо шариков могли бы подарить что-нибудь посерьёзнее.

ЖЕНЯ. Спокойно, Вова! Посерьёзнее – впереди.

ВАЛЕТОВ. Интересно, интересно… Так, в руках ничего нет… А! Это "Паркер" с золотым пером, да? Он в кармане. Хотя… чего это я, какой "Паркер"… От вас, жмотов, дождёшься, как же… А! Это запонки, да? Китайская реплика какого-нибудь бренда! Давайте, выкладывайте. Мне бы, правда лучше носки… Целые и одинаковые… Эх…

Валетов надевает второй носок, он с дыркой – выглядывает палец.

МИША. Не торопись, старик. Сначала нужно выпить.

Женя открывает шампанское.

ЖЕНЯ. Да уж, точно, сначала нужно выпить!

Разливает шампанское по пластиковым стаканчикам.

Все поднимают стаканы.

ВАЛЕТОВ. Ну, что, братцы… Ура!

ЖЕНЯ. Ура!

МИША. Как говорится, первые сорок лет – самые трудные в детстве мужчины. За вторую половину детства, мужики! Лёгкую и прекрасную!

ЖЕНЯ. Будь счастлив, Валетов!

Все чокаются, пьют, закусывают.

ЖЕНЯ. (показывает на стол) Вот сразу видно, мужик один живёт, да Миш?

МИША. Да не говори, Жень. Ни холодца тебе, ни селёдочки под шубой, ни даже элементарного оливье…

ЖЕНЯ. Вот кто эту пиццу делал, Валетов, а? Какими руками?

МИША. Какими, какими… Грязными, с бородавками. Ты в курсе, Вова, что в пиццериях в основном работают студенты и гастарбайтеры?

ВАЛЕТОВ. Жрите и не выпендривайтесь. Я её в микроволновке грел, микроволны всё убивают.

ЖЕНЯ. Не всё, Вова, не всё. Далеко не всё они убивают. Кстати, ты знаешь, что пластиковая посуда для здоровья – фу, ужас и гадость?

ВАЛЕТОВ. Зато её мыть не надо.

МИША. Слыхал, Жень? Её мыть не надо.

ЖЕНЯ. (берет тарелку) Да? По-моему, ей уже пользовались, а потом просто протёрли… Поел сам, потом угости друзей. И вообще (оглядывается), что это за бардак у тебя? (показывает на диван)

ВАЛЕТОВ. Вы чего, мужики… Нормально сидим, как обычно.

МИША. (Жене) Ты тоже заметил? Пыль везде, грязь… (проводит по столу пальцем)

ЖЕНЯ. И рубашку, вон, не на ту пуговицу застегнул. Ужас, как клоун…

МИША. Да черт с ней, с рубашкой, ты на ноги его посмотри – ладно, носки драные, так ещё и ногти нестриженые.

Валетов смотрит на ноги, поджимает пальцы.

ВАЛЕТОВ. Вы, это… чего несёте?

ЖЕНЯ. А вот была бы у него женщина…

МИША. (кивает) Да, была бы женщина, она бы и оливьешечку настрогала, и пыль в коротком халатике элегантно вытерла, и гнездо бы это воронье разгребла на диване, и красиво бы обнажённой туда легла.

ЖЕНЯ. А ногти он бы тогда сам подстриг, правда?

МИША. О! Ногти! Да он бы даже носки целые купил, и дезодорантом с утра обрызгался, да, Вова?

ВАЛЕТОВ. Я вам сейчас врежу. По очереди.

ЖЕНЯ. (Мише) Слыхал? Тестостерон у человека в норме! И как он один живёт?

МИША. (Жене) Как-то, бедняга, перебивается… Трудно ему.

ЖЕНЯ. (вздыхает) Ой, трудно…

ВАЛЕТОВ. А! Понял… Вы, что, с Ленкой меня помирить пытаетесь?

ЖЕНЯ. Да нужен ты Ленке…

МИША. Вот именно, она скоро замуж выходит.

ВАЛЕТОВ. Да? За кого?

ЖЕНЯ. Да откуда нам знать? Вчера на работе хвасталась, в Италии познакомились.

ВАЛЕТОВ. За итальянца, значит…

МИША. У тебя потрясающая логика, Валетов. В Италии водятся исключительно итальянцы. В Греции – греки, во Франции французы, а в Англии, ты не поверишь…

ВАЛЕТОВ. Да плевать мне на Ленку, я с ней расстался три месяца назад!

ЖЕНЯ. Ему на неё плевать, слыхал?

МИША. А я тебе говорил…

ЖЕНЯ. Значит, мы всё правильно сделали.

ВАЛЕТОВ. Нет, я вам всё-таки врежу. Сначала тебе, потом тебе… (становится в боксёрскую стойку)

ЖЕНЯ. Ты только не кипятись, старик…

МИША. Да, выслушай нас благожелательно. И желательно до конца.

Валетов опускает руки.

ВАЛЕТОВ. Чё происходит?

Женя хлопает его по плечу.

ЖЕНЯ. А происходит, Вова, то, что такой классный мужик, как ты, не должен жить один.

Миша подходит к Валетову с другой стороны, хлопает по другому плечу.

МИША. Да, это противоестественно, Вова.

ВАЛЕТОВ. Да мне нормально, я справляюсь.

Женя перезастёгивает рубашку на Валетове на правильную пуговицу.

ЖЕНЯ. Видим мы, как ты справляешься…

МИША. Да, видим, старик…

Миша застёгивает на Валетове до конца ширинку.

Женя берёт со спинки дивана трусы, прячет их под подушку.

МИША. Плохо справляешься, отвратительно.

ВАЛЕТОВ. Так, кажется, я догадался… Вы мне бабу привезли, что ли, в подарок? Эту… жрицу любви, что ли?

ЖЕНЯ. Не, Миш, нормально он о нас думает? Мы ему – жрицу любви в подарок… Фу, Валетов!

МИША. Не, ну, частично он где-то прав.

ВАЛЕТОВ. Да говорите уже! Задолбали, придурки! (пьёт шампанское) Цирк тут устроили…

ЖЕНЯ. (торжественно) Старик! Мы долго думали, что тебе подарить… И придумали!

МИША. Да, Валетов. Ты убеждённый холостяк, мы знаем, ты ни за что никогда не женишься, потому что это ответственность, дети, страх перед разводом и разделом имущества, а у тебя карьера, любовь к свободе и мама со сложным характером.

ЖЕНЯ. Да, и поэтому… Мы с Мишкой скинулись и выписали тебе из Японии женщину мечты.

ВАЛЕТОВ. Что?

МИША. Не путать со жрицей любви.

ВАЛЕТОВ. Чего?

ЖЕНЯ. Не бойся, Вова. Это робот. Вытащил батарейку и свободен. Вставил – и пользуйся на здоровье… Батарейку, я имею в виду, вставил.

ВАЛЕТОВ. Да я вас… Да… Ёпрст… Вы чокнулись, идиоты?!

ЖЕНЯ. Не ори. Не брызгай слюной. Это экспериментальный образец. Их всего несколько штук в мире. Стоит бешеных бабок, но мы с Мишкой участвовали в конкурсе программистов, помнишь?

Валетов стоит, выпучив глаза.

ЖЕНЯ. Ну, вот, от призовых денег мы отказались, взяли бабой. В смысле – женщиной мечты.

МИША. Не путать со жрицей любви.

Повисает пауза.

ВАЛЕТОВ. (сглатывает) Где она?

ЖЕНЯ. Слова не мальчика, но мужа.

МИША. (Жене) А ты говорил, он нас пошлёт.

Женя достаёт из кармана и разворачивает огромную бумагу.

ЖЕНЯ. Значит, смотри, это инструкция. Тут вообще круто. Бабу можно программировать под свои требования во всём – в хозяйстве, по интересам, по темпераменту. В сексе тоже… Какую захочешь, такая и будет. Можно недельку с одной пожить, недельку с другой. В смысле, внешность не меняется, а всё остальное – как захочешь. Если честно, я тебе завидую, Вова.

МИША. Я тоже. Но мама учила – дарить друзьям то, что хочешь, чтобы подарили тебе.

Женя достаёт из кармана пульт, протягивает Валетову.

ЖЕНЯ. Держи пульт. Ты же программист ещё круче нас с Мишкой. Разберешься.

ВАЛЕТОВ. (орёт) Где она?!

МИША. Вот, припёрло-то. Сейчас приведу, она в машине ждёт.

Миша уходит.

ЖЕНЯ. (пьёт шампанское) Ты извини, мы сразу с ней прийти не рискнули. Тебя подготовить как-то надо было…

Женя ложится на диван, сдвинув вещи.

ВАЛЕТОВ. (читает инструкцию) Котик Лиля?

ЖЕНЯ. Да, Котик Лиля. По-моему, это прекрасно.

ВАЛЕТОВ. Котик – это фамилия?

ЖЕНЯ. (приподнимается) У тебя, что, от счастья крыша поехала? Котик это – зайчик, солнышко, ласточка, малыш, милая… А вообще, чёрт их знает, этих японцев. Может, и фамилия. Пульт не трогай, не сбивай настройки. Мы там её запрограммировали под тебя.

ВАЛЕТОВ. Вы? Под меня?!

ЖЕНЯ. Ты что, ревнуешь? Да, мы. Кто, как не друзья, знают тебя лучше, чем ты сам?

Валетов с бешеными глазами читает инструкцию.

Женя за ним наблюдает.

ЖЕНЯ. А вообще, я бы на твоём месте хоть спасибо сказал.

ВАЛЕТОВ. (читает, рассеянно) Спасибо…

ЖЕНЯ. (ложится) Пожалуйста. Сволочь неблагодарная. Я бы до потолка прыгал.

ВАЛЕТОВ. (читает, рассеянно) Тебе нельзя, у тебя жена, дети…

ЖЕНЯ. Ты прав. А секретаршу? Слушай, точно! Я закажу себе такую секретаршу.

ВАЛЕТОВ. Разве тебе по статусу положена секретарша? С каких это пор?

ЖЕНЯ. Дай помечтать, изверг. Друг называется.

Возвращается Миша.

МИША. Та-да-дам!

Миша жестом приглашает зайти Котика Лилю.

Заходит Котик Лиля.

Она прекрасна.

ЛИЛЯ. Привет всем!

Валетов потрясён.

Он молчит.

Женя садится на диване.

ЖЕНЯ. Привет, уже виделись.

Миша толкает Валетова в спину.

МИША. Валетов, скажи что-нибудь.

Валетов молчит.

ЖЕНЯ. (встаёт) Поздоровайся, Вова.

ВАЛЕТОВ. Драссьте…

МИША. (Лиле) Он у нас тормоз маленько. Вова! Ау! Обними девушку. Она твоя. А то я сам обниму.

Валетов протягивает Лиле руку.

ВАЛЕТОВ. Владимир… Игнатьевич…

ЖЕНЯ. Умом тронулся.

МИША. Похоже на то.

Лиля обнимает Валетова, агрессивно впивается в него поцелуем.

Валетов мычит, пятится с повисшей на нём Лилей к столу.

Хватает пульт.

Нажимает кнопку.

Лиля замирает.

Валетов скидывает с себя её руки.

Вытирает губы.

ЖЕНЯ. Ты чего сразу на паузу-то?

МИША. Я старался, программу выставлял…

ВАЛЕТОВ. Вы охренели?! Думаете, для меня вот это вот – идеал?! Чтобы сразу – прыг и вот так вот?!

ЖЕНЯ. Конечно.

МИША. Безусловно.

ЖЕНЯ. Я в этом уверен.

МИША. А я убеждён.

ВАЛЕТОВ. А поговорить?

МИША. Жень, пойдём, а? Пусть он поговорит. Без свидетелей.

ЖЕНЯ. Да, Миш, пойдём. Не будем мешать интеллектуальным беседам.

Женя и Миша идут к двери.

МИША. (останавливается) Ты хоть позвони потом, поделись впечатлениями.

ЖЕНЯ. Да… (жестом показывает звонок) А то не усну.

Уходят.

Валетов хватает пульт.

Нажимает кнопку.

Лиля бросается на Валетова.

Валетов со страстью отвечает на её поцелуи.

Начинает стаскивать одежду.

Падают на диван.

ЗТМ.

II

Лиля и Валетов полураздетые лежат на диване.

Валетов тяжело дышит.

ЛИЛЯ. Ты живой?

ВАЛЕТОВ. Не знаю. Что-то между… жизнью и раем…

Лиля встаёт, одевается.

ЛИЛЯ. Лежи. Я сейчас сварю кофе и приготовлю поесть что-нибудь… человеческое.

Собирает посуду со стола, уходит.

Валетов, любуясь, смотрит ей вслед.

Берёт пульт, нажимает кнопку.

ВАЛЕТОВ. (нажимает кнопки) Дык… Пиу… Дык… Пиу… Дык - варит кофе… Пиу – не варит. Дык – варит… Пиу – не варит… Дык…

ВЕСЁЛЫЙ ГОЛОС ЛИЛИ. Прекрати баловаться с пультом! Я же газ включила! Разнесёт всё к чёртям…

ВАЛЕТОВ. Всё, всё, извини, больше не буду… Пиу – не варит… Дык – варит!!!

Двумя пальцами с преувеличенной осторожностью кладёт пульт на стол.

Звонок в дверь.

ВАЛЕТОВ. Пошли все к чёрту.

Звонок звенит настойчивее.

ВАЛЕТОВ. К чёрту, я сказал! Не открою.

Звонок превращается в один сплошной непрерывный звон.

Валетов хватает штаны, подбегает к двери, смотрит в глазок.

ВАЛЕТОВ. Чёрт!

Надевает штаны, открывает дверь.

Заходит Инга.

Она с чемоданом.

ИНГА. Привет. Ты, что, с бабой?

ВАЛЕТОВ. Нет. То есть, в некотором смысле…

ИНГА. Ладно, плевать. Я у тебя поживу немного?

ВАЛЕТОВ. Э-э-э…

ИНГА. Я с мужем развожусь.

ВАЛЕТОВ. Как? Опять?

ИНГА. На этот раз окончательно. Льву плевать на мой недописанный роман, он хочет ребёнка. Вот просто вынь ему и положь ребёнка! Это нормально?

ВАЛЕТОВ. Конечно, нет. Мерзавец.

ИНГА. Я тоже так считаю. Я поселюсь в дальней комнате, ладно?

ВАЛЕТОВ. Конечно. А надолго?

ИНГА. Не знаю. Пока снова замуж не выйду.

Валетов сходит с лица.

ИНГА. Шучу. Сдам роман, получу аванс от издательства, и сниму себе какую-нибудь халупу.

ВАЛЕТОВ. Может, легче Лёве родить?

ИНГА. Вова! Рожай сам, ладно?!

ВАЛЕТОВ. Ладно… В смысле, прости, неудачная шутка.

ИНГА. Что-то ты как будто не в себе… Всё хорошо?

ВАЛЕТОВ. О! Всё хорошо… Всё просто отлично.

ИНГА. Ну, смотри… Будет звонить Лев, скажи, что я не хочу с ним разговаривать.

У Валетова звонит телефон, он отвечает.

ВАЛЕТОВ. Да, Лев, привет. Инга не хочет с тобой разговаривать. Слушай…

Валетов отходит в дальний угол комнаты, говорит, прикрыв трубку рукой.

ВАЛЕТОВ. Ты, что, не мог просто взять и сделать ей ребёнка? Зачем спрашивать? А мне теперь мучайся… (слушает ответ)

Инга берёт пульт, нажимает кнопку.

Слышится грохот разбившейся посуды.

Инга опять нажимает кнопку.

ИНГА. О чём вы там шепчетесь?

ВАЛЕТОВ. (тихо, в трубку) Всё, не могу больше разговаривать, перезвоню. (подходит к Инге) Он просил передать – «надумаешь родить – милости просим!»

ИНГА. (несколько раз жмёт кнопку на пульте) Надеюсь, ты его послал?

ВАЛЕТОВ. (выхватывает у неё пульт) Разумеется.

ИНГА. Слушай, а почему телевизор не включается?

ВАЛЕТОВ. Иди уже в свою дальнюю комнату, а?

В комнату заходит Лиля с подносом – на нём турка с кофе и чашки.

ЛИЛЯ. Ты всё ещё не наигрался с пультом? Я из-за тебя два раза стукнулась о косяк, потом упала и разбила посуду.

Замирает, заметив Ингу.

ИНГА. О!

ЛИЛЯ. Здравствуйте.

ИНГА. Вова, ты где отхватил такую красотку?

ВАЛЕТОВ. Лиля, это моя систер. Систер, это Котик Лиля.

Инга забирает у Лили поднос, ставит на стол, наливает себе кофе.

ИНГА. Котик – это фамилия?

ВАЛЕТОВ. Котик – это зайка, ласточка, солнышко, рыбка…

ИНГА. (пьёт кофе) Ласточка, а ты в курсе, что Вова убеждённый холостяк и никогда не женится?

ЛИЛЯ. Мне не нужен штамп в паспорте.

ИНГА. Все так сначала говорят. А потом… Слёзы, скандалы, истерики.

ВАЛЕТОВ. (с нажимом) Лиля не такая.

Лиля наливает кофе Валетову.

ИНГА. Откуда ты знаешь?

ВАЛЕТОВ. (бурчит) Оттуда. (пьёт кофе)

ЛИЛЯ. Мне кажется, штамп – это знак уважения к женщине со стороны мужчины. Мы с Вовой первый день вместе, поэтому я пока ни на что не претендую.

ИНГА. Боже, какая зануда. Вова, давай её со Львом познакомим. Шикарная будет парочка.

ВАЛЕТОВ. (нажимает кнопки на пульте) Идиотка… Кажется, ты сбила программу…

ИНГА. Что я сбила?

ВАЛЕТОВ. Ничего! Иди уже в свою дальнюю комнату! Пиши роман!

ЛИЛЯ. (Инге) Ты, что, будешь здесь жить?

ИНГА. Представь себе, буду. В отличие от тебя.

ЛИЛЯ. А-ха-ха… (обнимает Валетова) Валетов, скажи ей, как глубоко она заблуждается.

ВАЛЕТОВ. Инга, Котик Лиля тоже здесь будет… находиться. Какое-то время, во всяком случае.

ИНГА. Ну-ну… Кстати, вечерним поездом приезжает мама.

ВАЛЕТОВ. Как – мама?

ЛИЛЯ. Чья мама?

ИНГА. Наша мама. Она узнала, что я развожусь с мужем, и как всегда, спешит на помощь. Не знаю, правда, кому…

Инга берёт чемодан, уходит в дальнюю комнату.

Валетов садится на диван, хватается за голову.

ВАЛЕТОВ. Весь кайф обломали!

ЛИЛЯ. (бросается к нему) А мы ещё успеем… разочек…

ВАЛЕТОВ. (отталкивает Лилю) Какой разочек! Ты маму не знаешь. Она все мозги вынесет! Даже роботу! Все программы собьёт!

Валетов начинает носиться по комнате, наводить порядок.

Лиля его останавливает.

ЛИЛЯ. Ты про уборку, что ли? Сядь на диван и включи телевизор. Пять минут – и сюда можно запускать самую вредную маму.

Валетов садится на диван. Лиля берет из бара и протягивает ему банку пива.

Валетов изумлен – открывает, пьет.

Лиля начинает в ускоренном темпе носиться по комнате.

Иногда исчезает, появляется то с пылесосом, то с тряпкой для пыли.

Валетов заворожённо на неё смотрит.

Наконец, Лиля заходит с нормальной скоростью – свежая и ухоженная.

Подходит к Валетову, обнимает.

ЛИЛЯ. Ну, а теперь всё-таки успеем… разочек…

ВАЛЕТОВ. Что, и голова не болит?

ЛИЛЯ. Голова? А что, она может болеть?

Валетов хватает Лилю, притягивает к себе.

ВАЛЕТОВ. Мечта, а не женщина…

ЗТМ.

III

Лиля и Валетов лежат на диване.

ЛИЛЯ. Тебе хорошо?

ВАЛЕТОВ. Даже не знаю… Когда столько раз подряд хорошо, хорошо ли это…

ЛИЛЯ. Значит, надо ещё…

Лиля целует Валетова.

Звонок в дверь.

Валетов вскакивает, надевает брюки.

ВАЛЕТОВ. Мама! Одевайся быстрее!

ЛИЛЯ. Сиди, я сама открою. (одевается)

ВАЛЕТОВ. Ты?

ЛИЛЯ. У меня есть программа общения со свекровью.

ВАЛЕТОВ. Чего?! Я тебе дам свекровь! Я тебя сейчас…

Валетов хватает пульт, нажимает кнопку.

Лиля замирает.

Валетов задирает на ней блузку, шарит по телу.

ВАЛЕТОВ. Где у тебя тут батарейки? Тоже мне, невестка нашлась… Баба есть баба… Хоть робот, хоть не робот, все равно в загс тащит… Ага, вот они…

Валетов вытаскивает батарейки.

Звонок в дверь.

ВАЛЕТОВ. Сейчас!

Валетов прячет пульт и батарейки в шкаф.

Взваливает Лилю на плечо, тащит в кладовку, закрывает дверь.

ВАЛЕТОВ. Посиди тут, подумай…

Звонок в дверь.

ВАЛЕТОВ. Иду, иду!

Открывает дверь.

Заходит Вера Семёновна с сумками.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Кошмар! Полдня под дверью с сумками торчу! Ты что тут, баб своих по углам распихивал?

ВАЛЕТОВ. (ёрнически) Здравствуй, мама! Рад тебя видеть!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну, и видок у тебя…

ВАЛЕТОВ. Всё?! Больше никаких тёть, дядь, племянников, дедушек-бабушек на сегодня не предвидится?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Заткнись, охламон. Тиран и деспот здесь я. Дай поцелую.

Валетов наклоняется к Вере Семёновне, она целует его, дёргает за уши.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну, с днём рождения, что ли, расти большой!

ВАЛЕТОВ. Спасибо, что вспомнила, мама.

Вера Семёновна обходит комнату, рассматривает идеальную чистоту.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Разве такое забудешь? Двое суток… попой вперёд шёл. Это был какой-то кошмар. (проводит по столу пальцем) А почему у тебя так чисто?

ВАЛЕТОВ. Убрался.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ты?! Не смеши.

ВАЛЕТОВ. Мама, давай ты не будешь изображать сыщика, а пойдёшь… в дальнюю комнату.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Размечтался!

ВАЛЕТОВ. Там Инга страдает, мама…

В комнату заходит Инга.

ИНГА. Почему это я страдаю? Наоборот! Радуюсь свободе и одиночеству. Привет, мам. (целует Веру Семёновну)

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Дура ты, дура… Такого мужика бросить! Еврей, кандидат наук, готовит как бог…

ИНГА. Мама, не начинай.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Я вас помирю. Костьми лягу, но помирю. Какой мужик! Еврей, кандидат наук…

ИНГА. А где Котик Лиля?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Кто?

ИНГА. У Вовы появилась любовница.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Котик – это фамилия?

ВАЛЕТОВ. Да!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Еврейка?

ВАЛЕТОВ. Да!

ИНГА. Что-то я не заметила.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И где она?

ВАЛЕТОВ. Ушла! Я её выгнал!

ИНГА. Дай я тебя поцелую, прелесть моя.

Инга целует Валетова в обе щеки.

У Валетова страдальческий вид.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И правильно. А она не беременная?

ВАЛЕТОВ. Кто?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Твой Котик…

ВАЛЕТОВ. С чего ты взяла?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Не знаю. Внуков хочу. Чтоб женился, не хочу, а внуков – хочу. Эта дура мне не родит никогда. (показывает на Ингу)

ИНГА. Спасибо, мама! Чтобы попой вперёд двое суток? Да ни за что! Наслушалась от тебя этих ужасов.

ВАЛЕТОВ. Не беременна! И закрыли тему.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ладно, пойду борщ варить. Зря, что ли, столько продуктов с собой пёрла… (берёт сумку) Инга, помогай.

Инга берёт вторую сумку, уходит на кухню.

Вера Семёновна уходит за ней.

Дверь кладовки приоткрывается, выглядывает Лиля.

ЛИЛЯ. (шёпотом) У тебя прекрасная мама! Я найду с ней общий язык.

ВАЛЕТОВ. (опешив) Ты… ты от чего питаешься сейчас?

ЛИЛЯ. (показывает себе на бок) У меня тут ещё две батарейки. Резерв.

Валетов подскакивает к Лиле, достаёт батарейки.

ВАЛЕТОВ. Я тебе дам резерв! Сиди тихо! А то ведёшь себя, как бывшая баба – везде нос суёшь.

Валетов закрывает дверь кладовки.

Заходит Инга, грызёт морковку.

Валетов прячет батарейки за спину.

ИНГА. Ты с кем тут разговариваешь?

ВАЛЕТОВ. Ни с кем.

ИНГА. Я слышала. Покажи, что прячешь.

Инга хватает Валетова за руки, пытается их разжать.

Валетов уворачивается.

ИНГА. Сейчас маме скажу, что ты сам с собой разговариваешь и что-то в кулаке прячешь!

ВАЛЕТОВ. Дура! Тебе сколько лет?

ИНГА. Да уж меньше, чем тебе… Мама! Вовка дерётся!

Заходит Вера Семёновна в переднике, с ложкой в руках.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Сейчас по жопе обоим надаю! Я отцовский ремень с собой привезла!

Валетов и Инга замирают.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. На соль попробуйте. (протягивает ложку)

ВАЛЕТОВ. (пробует) Вообще несолёно.

ИНГА. (пробует) Первый раз соглашусь с Вовкой.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Так, я когда в прошлый раз приезжала, в кладовке запас соли оставила.

Вера Семёновна расталкивает Ингу и Валетова.

Валетов пытается её остановить, но не успевает.

Вера Семёновна распахивает дверь в кладовку.

Оттуда вываливается Лиля.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (отскакивает) А-а-а!!!

ИНГА. А-а-а!!!

ВАЛЕТОВ. Я сейчас всё объясню.

ИНГА. (в ужасе) Вова… Ты убил её?

ВАЛЕТОВ. Да почему сразу убил… Она, это… выпила лишнего… и легла поспать.

ИНГА. В кладовке?

ВАЛЕТОВ. А где тут ещё поспишь? Кругом снуют родственники.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Кто это?

ИНГА. Познакомься, мама. Это новая девушка Вовы.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Котик Лиля?

ВАЛЕТОВ. Да.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ужас какой. Я соль могу взять?

ВАЛЕТОВ. Бери, конечно.

Вера Семёновна перешагивает через Лилю, берёт соль.

Поджав губы, уходит, оборачивается.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И часто она выпивает лишнего?

ВАЛЕТОВ. Какая разница, мама? Я на ней жениться не собираюсь.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну-ну… Если очнётся, возьмёшь у меня в сумке рассол. Я привезла. (уходит)

ИНГА. Мне кажется, она не дышит.

ВАЛЕТОВ. Слушай! Иди в дальнюю комнату! Я тут сам разберусь.

ИНГА. Как говорит наша мама – ну-ну… (уходит, кричит) Мам, ты, кажется, сказала, у тебя рассол есть? Что-то вдруг так солёненького захотелось, аж челюсти свело!

Инга уходит, Валетов усмехается ей вслед.

ВАЛЕТОВ. Ну-ну…

Быстро достаёт батарейки, вставляет в Лилю.

Берёт пульт, нажимает кнопку.

Лиля встаёт, садится на диван.

ЛИЛЯ. Вообще, это свинство – всё время меня выключать в самый интересный момент.

ВАЛЕТОВ. Терпи. Судьба у тебя такая.

ЛИЛЯ. Поцелуй меня.

ВАЛЕТОВ. Что?

ЛИЛЯ. Просто подойди и поцелуй.

ВАЛЕТОВ. Мне иногда кажется, что никакой ты не робот.

ЛИЛЯ. Мне иногда тоже так кажется.

ВАЛЕТОВ. (трогает Лилю) На ощупь тёплая… И сердце стучит.

ЛИЛЯ. (обнимает Валетова) Я робот последнего поколения.

ВАЛЕТОВ. Тогда будь добра, пойди на кухню и попроси у мамы рассол. Они открыли кладовку и увидели, как ты валяешься на полу. Пришлось сказать, что ты пьяная в стельку.

ЛИЛЯ. Дурак.

ВАЛЕТОВ. Согласен. А что было делать? Вставлять при них батарейки? Маму инфаркт бы хватил. А Инга ржала бы надо мной до конца жизни…

ЛИЛЯ. То есть, они не должны знать, что я робот?

ВАЛЕТОВ. Нет, конечно.

ЛИЛЯ. Ура! Ты не представляешь, как я этому рада.

ВАЛЕТОВ. А я не очень.

ЛИЛЯ. Я пошла пить рассол?

ВАЛЕТОВ. Иди. С Ингой не подеритесь. Её что-то на солёненькое потянуло – это плохой знак.

Лиля уходит.

Валетов садится на диван, вытягивает ноги.

ВАЛЕТОВ. Во, попал… (звонит) Мишка, привет! Я у тебя переночую? Ничего не случилось! Просто я теперь отключить её не могу. Почему? Потому!

ЗТМ.

IV

Вера Семёновна убирает после завтрака посуду со стола.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (кричит) Лилька! Коза… Или как там тебя…

Заходит Лиля в домашней одежде.

ЛИЛЯ. Котик.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Тьфу, ну, что за фамилия…

ЛИЛЯ. Мамуля, зовите меня Козой, если нравится.

Лиля подхватывает у Веры Семёновны грязную посуду, уходит на кухню.

Вера Семёновна задумчиво смотрит ей вслед.

Заходит Инга.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Хорошая девка. Ещё бы не пила… Ты чего бледная такая?

ИНГА. Да мутит что-то…

Инга садится за стол, наливает воду из графина, пьёт.

ИНГА. И не пишется. Муки творчества, короче.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну-ну… А ты в курсе, что Вовка дома не ночевал?

ИНГА. Теперь в курсе. А ты откуда знаешь? Шпионишь за ним?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Да делать мне нечего… Он так дверью хлопнул, когда уходил, что аж стёкла зазвенели. Тебе в дальней комнате просто не слышно ничего.

Заходит Лиля.

ИНГА. Драсьте…

ЛИЛЯ. Доброе утро.

ИНГА. Как спалось?

ЛИЛЯ. Я, когда выпью, сплю как убитая

.

ИНГА. Везёт.

ЛИЛЯ. Мамуля, там тесто поднялось, я его вымесила и салфеткой закрыла, пусть ещё немного дойдёт, да? Посмотрите?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Чудо, а не девка, если бы не пила.

Вера Семёновна уходит на кухню.

ИНГА. Что-то я не поняла… Почему ты мою мать мамулей зовёшь?

ЛИЛЯ. Ей так идёт… Мамуля.

ИНГА. (встаёт) Знаешь, что, курица…

ЛИЛЯ. Котик.

ИНГА. Не котик, а курица, я сказала… Собирай манатки и проваливай отсюда.

ЛИЛЯ. Как – проваливай?

ИНГА. Так. Ты мне не нравишься. Вовке, судя по всему – тоже, – раз он дома не ночевал.

ЛИЛЯ. А мамуля ко мне хорошо относится!

ИНГА. (кричит) Мам! Если я Котика выгоню, ты сильно расстроишься?!

ГОЛОС ВЕРЫ СЕМЁНОВНЫ. Так она же алкашка! Не дай бог, Вовка на такой женится!

ИНГА. Слышала? Где твои манатки?

ЛИЛЯ. У меня нет манаток.

ИНГА. Замечательно. Дверь – там.

Лиля разворачивается, уходит.

У Инги звонит телефон, она достаёт его из кармана.

ИНГА. Лёва, я же сказала, не звони мне больше! Нам не о чем разговаривать! Я не самка! Я творец! Всё, прощай.

Инга нажимает отбой, хватается за горло – её тошнит.

ИНГА. Или всё-таки самка?

Инга убегает из комнаты с явными рвотными позывами.

Заходит Валетов.

ВАЛЕТОВ. Эй! Кто-нибудь!

Прислушивается – тишина.

Садится на диван.

ВАЛЕТОВ. Котик Лиля! Кыс-кыс-кыс… Котик Лиля! Кыс-кыс…

Заходит бледная Инга.

ИНГА. Я её выгнала.

ВАЛЕТОВ. Что?!

ИНГА. Лучше спасибо скажи. Оттяпает у тебя полквартиры – глазом моргнуть не успеешь.

Валетов бросается к шкафу, достаёт пульт, в отчаянии нажимает кнопки.

ИНГА. Ты что делаешь?

ВАЛЕТОВ. Дура… Какая же ты дура… Вечно лезешь не в свои дела!

ИНГА. (кричит) Мама! А Вовка меня дурой назвал!

Заходит Вера Семёновна в переднике, руки в муке.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Сейчас врежу обоим. Я отцовский ремень с собой привезла.

ВАЛЕТОВ. Мама, она выгнала мою женщину!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И правильно сделала. Пусть в другом месте под забором валяется.

ВАЛЕТОВ. Под каким забором, мама?! (беспорядочно нажимает кнопки на пульте) Так… программа "домой". Ура! Если далеко не ушла, то сработает.

ИНГА. Ты что там бормочешь? Какая программа?

Заходит Лиля.

ЛИЛЯ. Всем добрый день. Я вернулась и больше никуда не уйду.

Идёт к дивану.

ИНГА. Если бы меня не тошнило… я бы тебя…

Инга закрывает рот рукой, убегает.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ёлки! У меня сериал начался!

Выхватывает у Валетова пульт, нажимает кнопку.

Лиля замирает в нелепой позе, не успев до конца сесть на диван.

ВАЛЕТОВ. Мама! Это не телевизор!

Валетов выхватывает пульт, роняет, лезет за ним под стол.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (замечает позу Лили) Котик! У тебя, что, спину прострелило?

Заходит бледная Инга, удивлённо смотрит на Лилю.

ИНГА. Что это с ней?

Валетов ползает под столом.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Не знаю. Скрючило что-то девку. Страшно смотреть. Эй! (тычет Лилю пальцем) Что с тобой?

Валетов находит пульт, из-под стола нажимает кнопку.

Лиля падает на диван.

ЛИЛЯ. (говорит на двойной скорости) Ой, не волнуйтесь, пожалуйста, все хорошо… (голос переходит в замедленный режим) Со-о мно-о-о-й э-это-о бы-ыва-ае-ае-ет…

Валетов под столом отчаянно нажимает кнопки.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (пятится, крестится) Свят… свят… свят…

ИНГА. (тоже пятится) Ни хрена себе…

Валетов орёт из-под стола.

ВАЛЕТОВ. Оставьте нас наедине! Быстро!

Вера Семёновна и Инга поспешно уходят.

Валетов вылезает из-под стола, бухается на диван рядом с Лилей, обнимает.

ВАЛЕТОВ. Фу-у… еле с настройками справился.

Лиля кладёт ему голову на плечо.

ЛИЛЯ. Не бросай меня никогда больше… Пожалуйста…

ВАЛЕТОВ. Даже не знаю теперь, что семье сказать.

ЛИЛЯ. Скажи, что любишь меня. Любую.

Валетов отшатывается от Лили.

ВАЛЕТОВ. Как я могу любить механизм?

ЛИЛЯ. Не знаю. Как-нибудь… Ты постарайся.

ВАЛЕТОВ. Ну, мужики… Ну, удружили…

ЛИЛЯ. Ты про своих друзей?

ВАЛЕТОВ. Да! Про кого же ещё?

ЛИЛЯ. (морщится) Этот Женя щупал меня за грудь. А Миша, он вообще…

ВАЛЕТОВ. (вскакивает) Что?!

ЛИЛЯ. Да сядь ты, успокойся. Ничего он со мной такого не делал. Под юбку заглядывал, когда выключал. С включённой не рисковал. Ну, знаешь, как мальчики кукол изучают. Вполне невинно.

ВАЛЕТОВ. Убью обоих.

ЛИЛЯ. Ревнуешь?

ВАЛЕТОВ. Я?! Ни капельки. (боксирует воздух) Пусть только на глаза попадутся.

ЛИЛЯ. А пойдём сегодня в театр.

ВАЛЕТОВ. Куда?!

ЛИЛЯ. В оперном дают "Лебединое озеро". Ни разу не видела.

ВАЛЕТОВ. У меня работы завал.

ЛИЛЯ. Не ври. Сегодня суббота.

ВАЛЕТОВ. Я не люблю балет.

ЛИЛЯ. Полюбишь. Ты просто на него не ходил ни разу.

ВАЛЕТОВ. Мама дорогая…

ЛИЛЯ. Только сначала нужно заехать в магазин и купить мне вечернее платье.

ВАЛЕТОВ. Кошмар…

ЛИЛЯ. А потом я предлагаю заехать в ресторан и поужинать при свечах. Ты любишь ужинать при свечах?

ВАЛЕТОВ. Это вообще капец. Ты не забыла, что у меня есть кнопка "Стоп"?

ЛИЛЯ. Ты не сможешь её включить. И так уже маму с сестрой до обморока перепугал.

ВАЛЕТОВ. Это шантаж.

ЛИЛЯ. Это жизнь, Вова. Прекрасная и удивительная. Пошли.

Лиля берёт Валетова под руку, уводит.

Он идёт с отсутствующим лицом, как баран на заклание.

Заходят Вера Семёновна и Инга.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Вовку надо спасать.

ИНГА. Причём, как можно быстрее.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Нет, ты видела это… (передразнивает замедленный голос Лили) Со-о мно-о-о-й э-это-о бы-ыва-ае-ает…

ИНГА. Меня чуть кондрашка не хватила.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И меня.

ИНГА. Я знаю, что делать.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Что?

Инга достаёт телефон, звонит.

ИНГА. Надо его девушке позвонить бывшей… Алё! Лена! Как жизнь, как дела? Да, это Инга. Богатой буду, раз не узнала. Как – замуж выходишь? Это кошмар, катастрофа… Да наш Вовка так любит тебя, так любит! Он сам мне сказал! Да, любит, но ничего сделать не может – тебе признаться боится. У него какой-то панический страх – признаваться женщинам в любви. Знаю, конечно, почему. Он в седьмом классе девчонке в любви признался, а она это на диктофон записала и дала всему классу прослушать. Над ним потом издевалась вся школа. Представляешь, стресс какой? Что? Если хочешь его увидеть, то приезжай. У нас мама как раз, заодно и день рождения его отпразднуем. Сорок лет, правда, не празднуют, но ладно уж… Обнимаю тебя, дорогая. Ждём. (нажимает отбой) Фу-у…

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Что?

ИНГА. Приедет. Хочет его увидеть. Её будущему мужу шестьдесят лет.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ого! Тогда, конечно, хочет… Давай, быстро стол накрывай!

ЗТМ.

V

По авансцене идут Валетов и Лиля в вечернем платье.

У Лили в руках букет цветов.

Она вдыхает их аромат, поднимает глаза к небу.

ЛИЛЯ. Какие звёзды, Вова! Ты когда-нибудь загадывал желание на падающую звезду?

ВАЛЕТОВ. (бурчит под нос) Нет.

ЛИЛЯ. Как?! Вова! Ты столько раз видел звёзды и ни разу не загадал желание?

ВАЛЕТОВ. (останавливается) Нет. (утыкает палец Лиле в лоб) А что, в твоих электронных мозгах есть желания?

ЛИЛЯ. Есть! И ещё какие…

ВАЛЕТОВ. (убирает руку) И какие?

ЛИЛЯ. Если честно, то это одно желание. Стать человеком.

ВАЛЕТОВ. (поднимает руки к небу) Тогда загадывай.

ЛИЛЯ. (смотрит вверх) Оно всё равно никогда не сбудется.

ВАЛЕТОВ. Вот и у людей так, загадываешь и точно знаешь – всё равно никогда не сбудется. Потому что всегда хочешь несбыточного.

ЛИЛЯ. А вдруг… Ты же пошёл со мной на балет. Хотя я знала, что это несбыточное желание.

ВАЛЕТОВ. Мне деваться некуда было.

ЛИЛЯ. Вот. Бывает стечение обстоятельств, когда получается совершенно неожиданный результат.

ВАЛЕТОВ. Пойдём, электронный философ.

Обняв Лилю, Валетов уводит её.

ЛИЛЯ. А почему мы идём туда? Твой дом там.

Лиля показывает в противоположную сторону.

ВАЛЕТОВ. Ты откуда так город знаешь?

ЛИЛЯ. У меня внутри встроенный навигатор.

ВАЛЕТОВ. Мечта, а не женщина. Хочу к Женьке зайти, в морду дать.

ЛИЛЯ. (останавливается) Вова! Это пошло.

ВАЛЕТОВ. Согласен. Но другого выхода нет, потому что он к тебе приставал.

ЛИЛЯ. Тебе будет легче, если я скажу, что ударила его током так, что он отлетел к стене?

ВАЛЕТОВ. Откуда у тебя ток?

ЛИЛЯ. У меня есть такая функция – электрошокер. Она автоматически включается в случае опасности.

ВАЛЕТОВ. (подумав) Ладно, пусть живёт. Пойдём домой.

Разворачиваются, уходят в другую сторону.

ЗТМ.

VI

На авансцене столик и два стула.

На столике фрукты, бутылка вина.

К столику подходят Валетов и Котик Лиля.

Лиля по-прежнему прижимает к груди букет.

ЛИЛЯ. Фантастика!

ВАЛЕТОВ. Это всего лишь вино и фрукты.

ЛИЛЯ. Фантастика, что мы шли домой, а пришли в ресторан.

ВАЛЕТОВ. Ты же сама хотела после балета романтический ужин.

ЛИЛЯ. Но ты его не хотел!

ВАЛЕТОВ. Знаешь, учитывая твою особенность питаться от батареек, а также то, что у тебя есть кнопки "Пауза" и "Стоп", я… Я решил быть благородным.

Отодвигает стул, помогает Лиле сесть.

Лиля кладёт букет на стол.

Валетов открывает бутылку.

ЛИЛЯ. Сейчас напьюсь и буду чудить.

ВАЛЕТОВ. Это как?

ЛИЛЯ. Пока не знаю. Я ни разу в жизни не напивалась.

Валетов удерживает бутылку над бокалом Лили.

ВАЛЕТОВ. Чёрт… Я никогда не видел пьяного робота.

ЛИЛЯ. Наливай, не бойся. Если что, нажмёшь кнопку "Стоп".

ВАЛЕТОВ. Пульт дома остался...

ЛИЛЯ. Всё равно наливай. Какой романтический ужин без вина?

Валетов робко наливает вино Лиле на дно бокала.

И полбокала – себе.

Поднимают бокалы.

ЛИЛЯ. За что пьём?

ВАЛЕТОВ. За… А тебе точно можно?

ЛИЛЯ. Ты же читал инструкцию. Разве там написано, что Котику Лиле нельзя пить вино?

ВАЛЕТОВ. Я так подробно ещё не читал.

ЛИЛЯ. Значит, придётся устанавливать это опытным путём. За любовь! Чин-чин!

ВАЛЕТОВ. Чин-чин!

Чокаются, пьют.

Валетов с опаской смотрит на Лилю.

Лиля морщится, хватается за грудь, кашляет.

ВАЛЕТОВ. Что, не пошло?

Лиля кашляет сильнее, задыхается.

Валетов бросается к ней, хлопает по спине.

ЛИЛЯ. (задыхаясь) Пе… ре… загрузи меня! Срочно…

ВАЛЕТОВ. Пульт дома!

ЛИЛЯ. Пере… загрузи без… пульта…

ВАЛЕТОВ. Как?

ЛИЛЯ. Не знаю!

Валетов несколько секунд находится в замешательстве.

Потом хватает Лилю в объятия, целует.

Лиля затихает, обнимает Валетова.

ВАЛЕТОВ. Вино – это явно не твоё.

ЛИЛЯ. Просто пошло не в то горло. Надо попробовать ещё раз.

ВАЛЕТОВ. (накрывает рукой бокал) Ну уж нет! У людей это называется аллергия. У тебя… не знаю, как, но рисковать не хочу.

ЛИЛЯ. А как же романтика?

ВАЛЕТОВ. Сейчас я тебе устрою романтику.

Валетов щёлкает пальцами.

Звучит музыка.

Валетов подаёт Лиле руку, выводит на свободное пространство.

ЛИЛЯ. Это что значит?

ВАЛЕТОВ. Я приглашаю тебя на танец.

ЛИЛЯ. Кажется, я не умею танцевать. Для этого нужно покопаться в настройках и запустить правильную программу. Только пульт – дома.

ВАЛЕТОВ. Значит, будем обходиться без пульта. Знаешь, я тоже танцевать ни фига не умею, но много раз видел, как это делают другие. Смотри… Я обнимаю тебя за талию.

Обнимает.

ВАЛЕТОВ. А ты кладёшь руки мне на плечи.

Валетов берёт руки Лили, кладёт себе на плечи.

ВАЛЕТОВ. И мы делаем вот так…

Валетов переминается с ноги на ногу.

Лиля повторяет.

ЛИЛЯ. И всё?

ВАЛЕТОВ. И всё. Нет, ну, есть, конечно, ещё варианты, но для нас это уже лишнее.

Танцуют медленный танец.

ЛИЛЯ. А ты знаешь, мне нравится танцевать.

ВАЛЕТОВ. Правда?

ЛИЛЯ. Да, очень. Это гораздо лучше, чем секс!

ВАЛЕТОВ. Ну, началось… Всё-таки придётся покопаться в твоих настройках, чтобы отключить эти глупости.

ЛИЛЯ. Нет, правда. Разве во время секса ты меня вот так обнимешь за талию и поговоришь по душам? А тут, прямо передо мной – твои глаза… И мы смотрим друг на друга просто потому, что хотим смотреть, и нам это нравится.

ВАЛЕТОВ. Sos! Ты становишься обыкновенной бабой, а я таких боюсь как огня.

ЛИЛЯ. Не забывай, у меня есть пульт, а на пульте кнопки "Пауза" и "Стоп".

ВАЛЕТОВ. Только эта мысль и греет.

ЛИЛЯ. Какой замечательный вечер… Ты часто будешь меня сюда приводить?

ВАЛЕТОВ. Э-э-э…

ЛИЛЯ. Понятно, твоего благородства ненадолго хватило.

ВАЛЕТОВ. Я хотел сказать – каждый вечер!

ЛИЛЯ. Если каждый вечер, это станет обыденностью. Давай так – ты будешь меня сюда приводить один раз в год, в этот день. Идёт?

ВАЛЕТОВ. Беру свои слова обратно, насчёт "обыкновенной бабы". Ты мечта, а не женщина.

ЛИЛЯ. Не торопись брать обратно свои слова.

ВАЛЕТОВ. Почему?

ЛИЛЯ. Кажется, я хочу от тебя ребёнка.

ВАЛЕТОВ. (замирает) Э-э-э-э…

ЛИЛЯ. Ты хочешь сказать – "Я тоже, дорогая"?

ВАЛЕТОВ. Я… хочу сказать – разве это технически возможно?

ЛИЛЯ. Надо покопаться… в программных настройках.

ВАЛЕТОВ. У меня сейчас, кажется, мои настройки все к чертям слетят… Потому что… Потому что… Слушай, я хочу, чтобы у меня тоже была кнопка "Стоп", иначе я не знаю… не знаю, что из этого выйдет!

Валетов порывисто обнимает Лилю.

Они целуются.

ЗТМ.

VII

Инга сидит за столом, меланхолично ест холодную закуску с блюда.

Заходит Вера Семёновна с бутылкой мутного самогона.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ты не знаешь, эта его фря бывшая пьёт или не пьёт?

ИНГА. (меланхолично) Если и пьёт, то точно не это.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (оглаживает бутылку) Слеза младенца… Специально с собой приволокла, чтобы вы тут всякую дрянь не пили. (хлопает Ингу по рукам) Сдурела? Всю буженину мою домашнюю стрескала! Ты ж её терпеть не могла, с чесноком потому что…

ИНГА. Ну, да… А тут хорошо пошла почему-то… Стресс! Со вчерашнего дня ни строчки не написала.

Вера Семёновна подозрительно смотрит на Ингу.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Эт-то у тебя не стресс…

ИНГА. (отмахивается) Ой, вот только не надо. Я утром тест купила – не беременная я.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Да я тебе без всякого теста скажу – мальчик будет.

ИНГА. (вскакивает) Да?! И попой вперёд двое суток?! Спасибо!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну, почему, тебя же я быстро родила. Прокесарили и всё. Шов потом, правда, расходился два раза, но это потому, что я мешки с картошкой таскала. Ты же не будешь таскать?

ИНГА. (затыкает уши) Я не беременная! У меня обострение холецистита!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну-ну… Смотри, как бы скоро не зашевелился твой холецистит.

Звонок в дверь.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. О, припёрлась, фря.

ИНГА. Мама, не спугни девушку, я тебя умоляю.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. А я что? Я сама доброта. (открывает дверь) Заходите, гости дороги… (осекается)

В комнату вваливается вдрызг пьяный Лев, он еле стоит на ногах.

Лев пальцем тычет в Ингу.

ЛЕВ. Я знал, что ты здесь! Знал!

ИНГА. Лёва, ты охренел?

Лев чуть не падает, но хватается за стол.

ЛЕВ. Я знал, что ты здесь, Инга!

ИНГА. Ты охренел, Лёва!

ЛЕВ. Я знал! Что ты здесь! Инга…

Покачнувшись, Лев падает плашмя на пол.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ох, ни х… ничего себе…

ИНГА. Скотина.

Инга хватает Льва за ноги, тащит в кладовку.

Лев громко всхрапывает.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ты куда его?

ИНГА. В вытрезвитель!

Звонок в дверь.

ИНГА. (бросает Льва) Убери этого идиота. Перед Ленкой позориться не хочу.

Вера Семёновна утрамбовывает Льва в кладовку, закрывает дверь.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну, вообще… А ещё – кандидат наук. Инга, разве евреи пьют?

ИНГА. (подходит к двери) С горя все пьют.

ЛЕВ. (приоткрыв дверь кладовки) Я, вообще-то, с радости, Инга…

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (закрывает дверь) Сиди тихо и не отсвечивай. У нас тут встреча на Эльбе.

Лев распахивает дверь, прикладывает палец к губам.

ЛЕВ. Понял… Мне как раз надо подумать… Я знал, что ты здесь, Инга…

Вера Семёновна резко закрывает дверь.

В кладовке слышится грохот.

Инга открывает дверь квартиры.

Заходит Лена.

Она эффектно выглядит.

ЛЕНА. Привет, дорогая.

ИНГА. Привет, привет…

Три раза целуются.

ИНГА. Мам, познакомься, это девушка Вовы.

ЛЕНА. (улыбается) Бывшая.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (тихо) Ни рожи, ни кожи…

ЛЕНА. Простите, что? Не расслышала.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Хорошо, говорю, выглядите.

ЛЕНА. Спасибо. Давид настаивает, чтобы я уволилась с работы. Одна мысль об этом бодрит…

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну-ну… Давид это итальянец, который старше меня?

ИНГА. Мама!

Вера Семёновна берёт бутылку самогона, открывает.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Чайку?

ЛЕНА. Нет, нет, что вы!… А впрочем…

Вера Семёновна разливает самогон по стопкам.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Вот именно. С твоим Давидом таким чайком с утра надо закидываться.

ИНГА. Мама!

ЛЕНА. Ничего, ничего. Вова предупреждал, что у него… э-э-э… чудо, а не мама!

ИНГА. (поднимает стопку) Чин-чин!

Все чокаются, пьют.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (Инге) А тебе нельзя!

ИНГА. Да иди ты! (залпом выпивает самогон)

ЛЕНА. А где Вова?

ИНГА. Он в опере.

ЛЕНА. Где?!

ИНГА. На балете "Лебединое озеро".

ВЕРА СЕМЁНОВНА. А точнее, в беде.

ЛЕНА. Та-ак… А подробнее?

Инга хватает Лену за руку.

ИНГА. Леночек, спаси его, он связался с какой-то больной…

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Да, Леночек, ты б её видела. Вовку надо срочно спасать!

ЛЕНА. А я-то здесь причём?

ИНГА. Ты же его любишь.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. А он тебя.

ИНГА. Ну, зачем тебе итальянский пенсионер?

Лена выпивает ещё стопку самогона, всхлипывает.

ЛЕНА. Да, люблю. Очень люблю. А чем она больна-то?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ой… Словами не передать.

ИНГА. Да, это видеть надо.

ЛЕНА. Она красивая?

ИНГА. Чересчур.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И добрая, и руки у неё золотые, и по дому шуршит, как… как электровеник – всё делать умеет.

ЛЕНА. Тогда я не поняла…

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Да мы сами не поняли, но Вовку надо спасать!

Заходит Валетов с Лилей.

ВАЛЕТОВ. (опешив) Лена?

ЛИЛЯ. Здравствуйте.

ЛЕНА. (подходит к Валетову) Привет. Решила поздравить тебя с днём рождения. Познакомишь с подружкой?

ВАЛЕТОВ. Лиля, это Лена, моя бывшая девушка. Лена, это… это…

ЛЕНА. (перебивает) Я знаю, кто это, Вова. Это твой подарок на день рождения.

ИНГА. Что?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Какой подарок?

ЛЕВ. (высовывается из кладовки) А можно в туалет?

ВАЛЕТОВ. (Лене) Ты всё знаешь?

ЛЕНА. Знаю? Да я сама помогала Женьке и Мише модель выбирать.

ИНГА. (захлопывает дверь кладовки) Да что происходит? Что она знает?

Лиля в отчаянии закрывает лицо руками, отворачивается.

Из кладовки пулей вылетает Лев, вприпрыжку бежит в туалет, зажав руки между ног.

ЛЕНА. Дамы, вам не о чем беспокоиться. Это не девушка. Это робот.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Как робот?

ИНГА. Какой робот?

ЛЕНА. Японский. Последней модификации. Вов, дай мне пульт.

ЛИЛЯ. (в отчаянии) Вова, не надо!

ВАЛЕТОВ. Да ладно, она же сама тебя выбирала.

Достаёт из шкафа пульт, протягивает Лене.

ЛИЛЯ. Не надо…

ЛЕНА. Так… Смотрим все внимательно. Стоп! (жмёт кнопку, Лиля замирает) Всё. Это кусок железа. Ну, не железа, а каких-то современных полимеров, но смысл тот же…

Инга подходит к Лиле, тычет в неё пальцем.

ИНГА. Не может быть…

Лена берёт инструкцию.

ЛЕНА. Да вот же инструкция и паспорт изделия. "Котик Лиля".

ВЕРА СЕМЁНОВНА. До чего дошёл прогресс, ё-моё… А дрова её можно заставить колоть?

ЛЕНА. Да запросто.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. А забор починить?

ЛЕНА. Легко!

Вера Семёновна вырывает пульт у Лены.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Да это же… Это же просто… (громко чмокает Лилю в щёку) Вовка, всё, я забираю её в деревню. Мне в хозяйстве такой Котик просто позарез нужен!

ВАЛЕТОВ. Мам, вообще-то, это мой подарок.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И что? Ты им попользовался, теперь моя очередь.

ЛЕНА. (ехидно) Попользовался ведь, Вов?

ВАЛЕТОВ. (отворачивается) Да.

ЛЕНА. Понравилось?

Вера Семёновна надевает очки, возится с пультом, нажимает кнопку.

Лиля ходит по комнате кругами. Заедет, повторяет одни и те же движения.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ёлки, что-то не то нажала.

Валетов вырывает у Веры Семёновны пульт, нажимает кнопку.

Лиля уходит в кладовку.

Валетов закрывает за ней дверь.

Заходит Лев.

ЛЕВ. Извините, я напился…

ИНГА. Ты всё ещё здесь?

ЛЕВ. Инга, я зашёл исключительно с целью сказать, что я от тебя ухожу.

ИНГА. Что?

ЛЕВ. Да, к своей студентке. Она любит меня и согласна рожать хоть каждый день. То есть, год.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (Инге) Допрыгалась?!

ЛЕВ. До свидания. Прошу прощения за нееврейское поведение. Миль пардон.

Лев изящно кланяется, чуть не падает, уходит.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (Инге) Чего стоишь, дура?! Догоняй его! Быстрее!

Вера Семёновна бежит за Львом.

Инга бежит за ней.

ИНГА. Лёва!…

ЛЕНА. Ты не ответил, как тебе подарок?

ВАЛЕТОВ. (смотрит на кладовку) Первый раз в жизни ощущение, что я поступил подло по отношению к женщине.

Лена целует Валетова, он уходит от её поцелуев.

Лена наступает на него.

ЛЕНА. Я всё знаю о твоей травме.

ВАЛЕТОВ. Какой травме?

ЛЕНА. Детской. В школе ты признался девочке в любви, а она записала это на диктофон и дала всем послушать. С тех пор ты боишься женщин и способен только на короткие, ни к чему не обязывающие отношения.

ВАЛЕТОВ. Я убью эту Ингу… Трепло!

ЛЕНА. Я люблю тебя, Валетов, очень люблю. И хочу за тебя замуж.

ВАЛЕТОВ. А как же француз?

ЛЕНА. К чёрту итальянца. Я связалась с ним от отчаяния, от того, что ты меня бросил.

ВАЛЕТОВ. Я тебя не бросал.

ЛЕНА. Ну, сказал, что никогда не женишься, какая разница… (целует Валетова)

ВАЛЕТОВ. Жаль, что у тебя нет кнопки "пауза".

ЛЕНА. Привыкай…

ВАЛЕТОВ. Но я всё равно никогда не женюсь.

ЛЕНА. Плевать! Я люблю тебя…

Лена и Валетов падают на диван, целуются.

В кладовке слышится электронный писк – "Пик-пик-пик"…

ВАЛЕТОВ. (замирает) Что это?

Лена расстёгивает на нём рубашку.

ЛЕНА. Не обращай внимания.

Писк из кладовки – "Пик-пик-пик"…

ВАЛЕТОВ. Пусти! Я так не могу.

ЛЕНА. Перестань. У неё просто сели батарейки.

ВАЛЕТОВ. Это опасно?

ЛЕНА. Что – опасно? Ты с ума сошёл? Это просто механизм…

Писк из кладовки – "Пик-пик-пик"…

ВАЛЕТОВ. (вскакивает) Нет, я так не могу!

Валетов бросается к кладовке, распахивает дверь.

Видно, как там сидит обмякшая Лиля.

Валетов подхватывает её на руки, переносит на диван.

Лиля жалобно пикает – "Пик-пик-пик"…

ВАЛЕТОВ. (проверяет пульс) Это не батарейки! Ей плохо!

ЛЕНА. Вова! Это робот! Ты ещё искусственное дыхание ей сделай! Дай сюда пульт!

Лена хватает пульт, нажимает кнопки – никакой реакции.

ЛЕНА. Чёрт, похоже, какая-то схема полетела…

ВАЛЕТОВ. (хватает телефон) Я звоню в "Скорую"!

ЛЕНА. Ты совсем рехнулся?! Дай сюда инструкцию!

Лена хватает инструкцию, судорожно листает.

ЛЕНА. Ужас, как мелко написано, да ещё по-английски…

ВАЛЕТОВ. Лена, у неё слёзы!

ЛЕНА. Какие слёзы?! Что ты выдумываешь?

ВАЛЕТОВ. Сама посмотри, у неё щёки мокрые! Она плакала!

ЛИЛЯ. (жалобно) Пик-пик-пик…

ВАЛЕТОВ. И поэтому сломалась…

Лена в сердцах отшвыривает инструкцию.

ЛЕНА. Знаешь, что…

ВАЛЕТОВ. Что?

ЛЕНА. (застёгивает блузку) Я ухожу. Мне кажется, Котик Лиля это то, чего ты заслуживаешь…

Лена уходит, хлопает дверью.

Валетов обнимает Лилю.

ВАЛЕТОВ. Прости меня… прости… прости…

ЛИЛЯ. Пик-пик-пик…

ЗТМ.

VIII

На авансцене на скамейке сидят Инга и Вера Семёновна.

Инга плачет.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Да не реви ты! Вернётся твой Лёва, никуда не денется. Будет у ребёнка отец… Еврей… Кандидат наук…

ИНГА. Нет никакого ребёнка, мама!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Есть. Тесты эти твои – половина бракованные. Я в интернете читала.

ИНГА. (вскакивает) Даже если и есть ребенок? Ты же Лёве кричала – "Инга беременная"! А он всё равно сел в такси и уеха-а-ал… (садится, рыдает)

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Так он же пьяный в эту… в стельку. Проспится, вспомнит, что я ему кричала, и примчится назад.

Инга плачет, Вера Семёновна её обнимает.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Вспомнит, вспомнит. Зуб даю. Евреи они такие. Ничего не забывают. Даже когда пьяные в жопу.

ИНГА. (смеётся сквозь слёзы) Откуда ты знаешь? В интернете читала?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (смеётся) Сама придумала. Для оптимизма! Пойдём домой, вон, ветер какой поднялся…

Встают, уходят в обнимку.

ЗТМ.

IX

Лиля полулежит на диване.

Рядом с потерянным лицом сидит Валетов.

За столом, разложив инструкцию, сидят Миша и Женя.

ВАЛЕТОВ. (убито) Она уже даже не пикает.

ЖЕНЯ. Похоже, процессор накрылся.

МИША. Вот тут написано, что Котика Лилю нельзя подвергать сильным эмоциональным нагрузкам.

ВАЛЕТОВ. (вскакивает) Ты раньше почему не сказал?

МИША. Да успокойся ты. Я понятия не имел, что у робота могут быть эмоциональные перегрузки.

ЖЕНЯ. Может, это вообще китайская подделка. Хрен её знает…

ВАЛЕТОВ. Что? Что ты сказал?

Хватает Женю за грудки, трясёт.

ВАЛЕТОВ. Ещё раз скажешь про неё гадость – убью!

Миша оттаскивает Валетова от Жени.

МИША. Валетов! У тебя крыша поехала! Это игрушка! Ну сломалась, бывает. Может, заводской брак, а может, пользовался неправильно и сломал.

ВАЛЕТОВ. Мужики, я люблю её.

ЖЕНЯ. Приехали.

МИША. Вова… Ну, ты даёшь…

ЖЕНЯ. Может, тебе таблеток каких попить?

МИША. Или травы покурить.

ВАЛЕТОВ. Я убил её…

ЖЕНЯ. Мишка, а правда, может, его ментам сдать?

МИША. А это идея, Жень. Пусть за убийство посадят.

ВАЛЕТОВ. Где можно заказать процессор?

ЖЕНЯ. Вова! Он, знаешь, каких бабок стоит?

МИША. Да, мы же её в конкурсе выиграли. Оплатили только доставку.

ВАЛЕТОВ. (кричит) Где можно достать этот чёртов процессор?!

МИША. Жень, дай этому психу воды, я сейчас в сети посмотрю.

Женя берёт воду в пластиковой бутылке, набирает в рот, прыскает Валетову в лицо.

Валетов отшатывается.

Женя обнимает его.

ЖЕНЯ. Да, вляпался ты, дружище… Кто бы мог подумать.

МИША. (смотрит в монитор компьютера) Их сняли с производства.

ЖЕНЯ. Кого?

МИША. И роботов, и запчасти. Слишком много жалоб на личные драмы. Производители прикрыли лавочку, потому что у них суды почти со всеми покупателями.

ЖЕНЯ. (радостно) Вовка! Ты можешь подать на них в суд!

ВАЛЕТОВ. Мне нужна любимая женщина, а не суд.

ЖЕНЯ. Будь проклят тот день, когда Ленка подкинула нам идею подарить тебе робота.

МИША. А я говорил – проще резиновую бабу в секс-шопе купить!

Валетов пятится к двери, срывается с места, убегает.

ЖЕНЯ. Мишка! За ним! Он с собой что-нибудь сделает!

Женя и Миша убегают вслед за Валетовым.

Пауза.

Заходит Инга.

Лиля полулежит на диване.

ИНГА. Привет, красотка. Как дела? Тебя не починили?

Берёт безжизненную руку Лили, бросает на подлокотник.

ИНГА. Мама! Пора отнести Котика Лилю на помойку! Она меня пугает.

Заходит Вера Семёновна в фартуке, на плече полотенце – что-то взбивает венчиком в кастрюле.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Я тебе дам – на помойку! Я её в деревню заберу. В огороде поставлю, ворон пугать.

ИНГА. Ага, на неё наоборот, все вороны слетятся. Особенно вОроны.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. В вообще, жалко, конечно, девку. Красивая. Мне кажется, у них с Вовкой искра проскочила.

ИНГА. (задумчиво) Как думаешь, может, можно мужика точно такого же заказать?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Чего?!

ИНГА. А что? Ему рожать не надо, и по дому сам шуршать будет.

Вера Семёновна срывает с плеча полотенце, начинает хлестать Ингу по пятой точке.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ах, ты, развратница!

Инга уворачивается от ударов.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Бессовестная!

ИНГА. Мам, ты чего? Мама!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Мужика ей искусственного подавай!

ИНГА. (убегает) Вот так всегда! Вовке можно, а мне нет?!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. И Вовке нельзя! Видишь, чем всё закончилось? Трагедией! Ты тоже этого хочешь?!

Инга уходит, Вера Семёновна – за ней.

ЗТМ.

X

Авансцена.

Ограждение моста.

Перед ним на краю сцены, наклонившись в зал, стоит Валетов.

За ограждением стоят Миша и Женя.

Они держат Валетова за руки – чтобы он не прыгнул.

ЖЕНЯ. Вова, не делай этого!

МИША. Да, Вова, нам будет тебя не хватать.

ВАЛЕТОВ. Пустите! Я не хочу без неё жить!

ЖЕНЯ. Ты же бабник, Валетов!

МИША. Да, и убеждённый холостяк, между прочим.

ВАЛЕТОВ. Вы не представляете, какая она… Не представляете! Пустите!

МИША. Мы его теряем.

ЖЕНЯ. Мишка, придумай что-нибудь! Срочно!

МИША. Что?!

ЖЕНЯ. Не знаю! У меня руки уже не держат!

МИША. Вова! Конфетку хочешь?!

ЖЕНЯ. Идиот! Не ты, Вова! Стой, не дёргайся!

МИША. Ну, что я могу придумать? У меня мозги сейчас вообще не варят. Стоп! Есть идея!

ЖЕНЯ. Какая?

МИША. А что, если у Котика есть прототип?

ЖЕНЯ. Мишка, ты гений!

МИША. Вова, включай задний ход. Не могли японцы Котика Лилю из головы придумать.

ЖЕНЯ. Зуб даю, не могли. Надо только найти этот… оригинал.

Валетов хватается за ограду, перелезает к Мише и Жене.

Миша и Женя ему помогают.

ВАЛЕТОВ. А вдруг она замужем?

ЖЕНЯ. Тебя когда это останавливало, Вова?

МИША. Вот именно.

ВАЛЕТОВ. Учтите, если до завтра вы её не найдёте, я спрыгну.

ЖЕНЯ. Уфф, отлегло, правда, Миш?

МИША. Ага, дышать легче стало.

ВАЛЕТОВ. (мрачно) Я не шучу.

Уходит.

Миша и Женя идут за ним.

ЗТМ.

ХI

Миша и Женя сидят за столом перед раскрытым ноутбуком.

Рядом стоят чашки с чаем.

Лиля неподвижно сидит на диване.

Перед столом ходит из стороны в сторону взволнованный Валетов.

ВАЛЕТОВ. Ну, что там? Почему так долго?

ЖЕНЯ. Вова, не мельтеши.

МИША. Да, Вова, мы и так уже третьи сутки не спим, а ты ещё давишь.

ВАЛЕТОВ. (замирает) Я не давлю!

ЖЕНЯ. Давишь, Вова. Выпей чайку, успокойся…

Женя придвигает чашку Валетову.

Валетов нервно пьёт.

ЖЕНЯ. Пока нам только удалось выяснить у производителя, что у роботов действительно есть прототипы.

ВАЛЕТОВ. Где моя Лиля?!

ЖЕНЯ. Твоя – вон. (показывает на диван, где сидит Лиля) А кто её прототип, выяснить пока не удаётся. Анкеты прототипов жутко засекречены.

МИША. Ну, почему же, вот, только что написали, что это были студентки.

ВАЛЕТОВ. Студентки?

ЖЕНЯ. И сколько в мире студенток? Пока мы проверим каждую, они состарятся и умрут. Вова, а может, найдёшь свою любовь естественным путём?

МИША. Да, Вова. Вон, Ленку только пальцем помани…

ВАЛЕТОВ. Мне не нужна Ленка. Мне никто не нужен.

МИША. (хлопает себя по лбу) Мужики! А чего мы тупим?! Фотографируем робота, размещаем фото в сетях и пишем – разыскивает девушка, студентка, в неё влюбился один кретин, жить без неё не может…. Куча перепостов, теория шести рукопожатий и – готово!

ЖЕНЯ. Муж студентки бьёт морду Вове.

ВАЛЕТОВ. Я согласен. Размещайте.

Женя и Миша встают.

Женя достаёт телефон.

ЖЕНЯ. (Мише) Усади её прямо. Так, подними чуть подбородок.

Миша выполняет его указания – поднимает Лиле подбородок.

Валетов бросается к нему, бьёт по рукам.

ВАЛЕТОВ. Руки! Не смей её лапать!

ЖЕНЯ. Вова, ты совсем?

МИША. Для тебя же стараюсь, дурак.

ВАЛЕТОВ. Я сам.

Валетов нежно придерживает Лиле подбородок.

Женя фотографирует.

Заходит Инга.

ИНГА. Мама дорогая… Это что за фотосессия?

ЖЕНЯ. (фотографируя Лилю с разных ракурсов) В розыск подаём. Международный. Вова, руку убери с груди, а то неправильно поймут.

МИША. Наоборот – правильно.

ИНГА. А с этой что делать?

МИША. Вов, а правда, что с этой делать? Если оригинал найдётся?

Заходит Вера Семёновна с дастером, она смахиват дастером с мебели пыль.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Я же сказала, на огород её заберу! У меня вороны всю клубнику поклевали.

ИНГА. И как ты её повезешь?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Как, как… Простынкой накрою, к тележке привяжу, и в электричку… Мне ехать-то всего три часа. Если надо, за багаж доплачу, подумаешь…

Валетов закрывает уши.

ЖЕНЯ. По-моему, ему больно это слышать.

МИША. По-моему, тоже.

Вера Семёновна дастером обмахивает Лилю – плечи, руки, лицо.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Мне этот пылесборник тут надоел.

ИНГА. А места сколько занимает – ужас.

Валетов отворачивается, в отчаянии убегает.

ЖЕНЯ. Ему больно это видеть.

МИША. Да, просто невыносимо.

ЖЕНЯ. Ну, и мы тогда пойдём.

МИША. Да, извините, до свидания.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Мальчики, подождите! Помогите мне это чучело в кладовку засунуть. Пусть там пылится.

ИНГА. Нет уж, мальчики, забирайте свой подарок обратно. Не нужен он нам.

Вера Семёновна хватает Лилю за плечо.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Щас! Подарки обратно не забирают! У меня сосед есть, Михалыч, он что угодно починит. Даже этот… процессор ваш японский, или как его там…

ИНГА. Мама…

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Что мама? Вовка ещё непонятно кого найдёт, может, стерву какую, а к этой я уже привыкла. (гладит Лилю по голове) Хорошая девка, и пульт у неё есть. Захотел, паузу нажал. Захотел – включил и тряпку дал. Идеальная невестка.

МИША. Идиоты мы, Жень… Надо было Вере Семёновне такой подарок дарить. У неё бы он от эмоциональных перегрузок не сломался.

ЖЕНЯ. У неё бы он от физических перегрузок ещё быстрей полетел. Ладно, Михалыч, так Михалыч. Куда нести металлолом?

ВЕРА СЕМЁНОВНА. (распахивает дверь кладовки) Сюда давайте!

Женя и Миша поднимают Лилю, затаскивают в кладовку.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. А чего ногами вперёд? А ну, разворачивай!

ИНГА. (придерживает дверь) Поработать, называется, хотела. Роман дописать.

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Тебе скоро не до романов будет. Не тошнит?

ИНГА. Нет.

Вера Семёновна закрывает Лилю в кладовке.

ЖЕНЯ. (Инге) Поздравляю!

МИША. И я – от души поздравляю!

Женя и Миша уходят.

ИНГА. Вы, что, все с ума посходили? Да не беременная я!

ВЕРА СЕМЁНОВНА. Ну-ну…

ЗТМ.

XII

На диване – раскрытый чемодан.

Валетов складывает в него вещи – рубашку, свитер, джинсы, носки.

Рассматривает носок, в нём дырка.

Кладёт его в чемодан.

Звонит телефон.

ВАЛЕТОВ. Привет, Жень. Ну, да, решил на Север поехать, там программисты нужны. Мама вчера домой уехала. Ну, да, с поклажей. (смеётся) Как обещала – в простынку завернула, к тележке привязала и в электричку. Там её Михалыч встретит. Инга в квартире моей пока поживёт. Я? Да нормально. Не за что вам передо мной извиняться. Наоборот, я вам спасибо хотел сказать. Первый раз в жизни влюбился. Да так, что крышу снесло. (смеётся) А вдруг, если бы вы мне этого робота на день рождения не подарили, я бы вообще никогда не узнал, что такое любовь? (вздыхает) А теперь знаю. Знаю, что такое любить, знаю, что такое – терять. Да перестань ты, я что, дурак, чтобы верить в сказку про теорию шести рукопожатий? Ну, пока, я на связи. Да чёрт его знает, когда приеду. Как пойдёт. Может, я там чукотскую красавицу встречу и женюсь. Ладно, привет Мишке.

Валетов убирает телефон, захлопывает чемодан.

Заходит Инга.

ИНГА. Собрался?

ВАЛЕТОВ. Да. Посидим на дорожку?

ИНГА. (кивает) Давай.

Валетов садится на стул.

Инга на диван.

ИНГА. Зря ты всё-таки уезжаешь.

ВАЛЕТОВ. Не зря. Людям иногда нужно обнуляться и начинать жить заново. Это полезно. Особенно в сорок лет.

ИНГА. Как говорит наша мама – ну-ну…

Инга встаёт, целует Валетова.

ИНГА. Удачи тебе, Вовка.

Валетов встаёт, чмокает Ингу в щёку.

ВАЛЕТОВ. Спасибо, систер.

ИНГА. Стой! Совсем забыла! Я же рубашки твои вчера постирала, иди, забери в ванной, они уже высохли.

ВАЛЕТОВ. Да ну их. Новые куплю.

ИНГА. Нет уж, иди забери. Зря я, что ли, старалась.

ВАЛЕТОВ. Да я опаздываю!

Инга толкает Валетова в спину.

ИНГА. А ты меньше пререкайся, тогда успеешь.

ВАЛЕТОВ. Вредина.

Уходит.

Инга показывает ему вслед язык.

Звонок в дверь.

Инга открывает.

Заходит Лев.

ИНГА. Лёва?

ЛЕВ. Инга… Это правда?

ИНГА. Ты о чём, Лёва?

ЛЕВ. Ты… Ждёшь от меня ребёнка?

ИНГА. С чего ты взял, Лёва?

ЛЕВ. Меня сегодня встретили друзья Вовы… Эти, как их… Миша и Женя, кажется. Да, Миша и Женя! И как давай поздравлять!

ИНГА. Вот идиоты. Даже если это и так, Лёва… Даже если я и беременна... Тебе –то какая разница? У тебя новая любовь!

ЛЕВ. Нет у меня никакой любви! Я наврал!

ИНГА. Да? А мне сказали, что ты всё время таскаешься с какой-то студенткой.

ЛЕВ. Я не таскаюсь. Я её научный руководитель! Да она мне в дочки годится! (кричит в сторону двери) Лилечка, заходи! Скажи моей жене, что между нами ничего нет!

Заходит Котик Лиля.

ЛИЛЯ. Здравствуйте. Между мной и Львом Борисовичем ничего нет. Честное слово!

Инга медленно оседает, падает в обморок.

Лев бросается к ней, едва успевает подхватить ни руки, уложить на диван.

ЛЕВ. Инга! Дорогая моя!

Заходит Валетов с ворохом рубашек.

Видит Лилю, смотрит на неё во все глаза.

Роняет рубашки на пол.

ЛИЛЯ. (растерянно) Здравствуйте… Я студентка Льва Борисовича… Он попросил меня всем вам сказать, что между нами кроме науки ничего нет… Честное слово!

Валетов бросается к Лиле, обнимает её, страстно целует.

ЛИЛЯ. Что вы делаете?!

ВАЛЕТОВ. Я нашёл тебя… Я тебя нашёл…

ЛИЛЯ. Вы меня с кем-то путаете…

ВАЛЕТОВ. Котик… Лиля… Ты Котик Лиля?

ЛИЛЯ. Да.

ВАЛЕТОВ. Я люблю тебя!

ЛИЛЯ. Вы тут все какие-то ненормальные.

ВАЛЕТОВ. Я люблю тебя и никуда больше не отпущу! Я… я хочу на тебе жениться! Я попрошу поставить мне в паспорт десять печатей, что ты моя жена!

ЛИЛЯ. Но я вас не знаю…

ВАЛЕТОВ. Зато я знаю. Я так хорошо тебя знаю, что ты даже не представляешь!

ИНГА. Лиля, вы заполняли анкету для японских производителей роботов?

ЛИЛЯ. Да. В прошлом году… Мне пообещали много денег за это, а мне как раз нужно было снимать квартиру…

ИНГА. Ужасно романтичная история… Теперь как честный человек, Лиля, вы должны выйти замуж за Вову.

ЛИЛЯ. Почему?

ИНГА. Да потому! Поцелуйте его для начала хотя бы, а то он опять пойдет прыгать с моста.

ВАЛЕТОВ. И пойду…

Лиля, подумав, обнимает Валетова.

ЛИЛЯ. В принципе, мне нетрудно… У меня такое впечатление, что мы с вами знакомы всю жизнь…

Целуются.

Инга обнимает Леву.

ИНГА. И чтоб больше никаких студенток. Ты меня понял, Лёва?

Ольга Степнова. Женщина мечты

ЛЕВ. Да понял, понял…

Инга и Лев целуются.

Инга отстраняется.

ИНГА. Вова, а что ты будешь делать, если Михалыч починит ещё одного Котика Лилю?

Немая сцена.

ЗАНАВЕС

 

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.
ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015